г. Киев
пр. Московский 8, офис 316

тел.: (044) 237-18-47
Главная Наши работы Вопрос - Ответ Контакты

УБЫВАЮЩИЕ ГОРОДА

Что такое убывающие города ? За последние 50 лет 370 городов мира с населением более 100 тысяч человек (примерно 10%) стали «убывающими» - т.е. перестали расти, перешли в фазу необратимого оттока населения, что повлекло за собой недостаток сил и средств для поддержания инфраструктуры и проблемы с неиспользуемыми зданиями и участками. 370 - это примерно в 1,5 раза больше, чем число городов, которые за тот же период выросли до размера стотысячников. Тенденция к убыванию городов развивается параллельно уменьшению ежегодного прироста населения Земли (с конца 80-х годов) и поэтому скорее всего носит долговременный характер.

Зимой 2005/2006 года в Музее современного искусства Лейпцига прошла итоговая выставка Второй фазы международного проекта «Убывающие города», посвященной поиску альтернативных моделей городского развития, применимых в ситуации убывания. В число экспонатов выставки вошли концептуальные предложения, отобранные по итогам конкурса, проведенного журналом arch+, а также работы, созданные по прямому заказу кураторов проекта.

В данной публикации мы сознательно стремились представить выставку с акцентом не на индивидуальных работах, а на той системе категорий и подкатегорий, которая была выявлена и артикулирована кураторами проекта на основе собранного проектного материала (каждая подкатегория проиллюстрирована одним из входящих в нее проектов). В таком организованном виде материал выставки представляет собой достаточно исчерпывающую панораму возможных альтернативных подходов к современной городской реальности в ее кризисных точках. Кроме того, итоги выставки в целом можно рассматривать как один из первых архитектурноградостроительных манифестов антиглобалистского движения, приобретающего все большее влияние как в Европе, так и во всем мире.

Продуктивное неравенство

Социальные проекты и образы пространства в эпоху модернизма были выражением стремления к равенству. Равная доступность для всех высоких жизненных стандартов и по сей день декларируется как цель политики федерального регионального планирования. Однако с началом процессов убывания городов стало понятно, что пространственное равенство более не является реалистичной задачей. Напротив, обсуждение неравенства стоит сегодня как на политической, так и на социальной повестке дня. В каком смысле и до какой степени пространственное неравенство может быть продуктивным? Какие возможности для экспериментирования оно дает? Создает ли отказ от идеи равенства простор для многообразия или же он ведет к появлению непреодолимых социальных перегородок? Анклавы эксперимента

В специально выделенных зонах общество может экспериментировать, меняя правила игры или уравновешивая недостатки данного географического локуса определенными льготами. Несостоятельность традиционных моделей экономического и политического регулирования предоставляет шанс для выдвижения новых социальных концепций в особых зонах, которые могут появиться равно как по инициативе государства, так и в результате спонтанных анархических действий. Существующий социальный порядок может исчезнуть в результате сегодняшней неолиберальной политики, в то время как очаги городского убывания, напротив, могут выиграть, открывшись навстречу глобальным потокам миграции или превратив себя в центры распространения альтернативных форм жизни, не связанных более с парадигмой постоянного роста.





Диспропорция между увеличением средней продолжительности жизни и снижением рождаемости ставит серьезные проблемы перед будущим обществом, связанные с дотационностью системы социальной защиты, недостатком квалифицированной рабочей силы для поддержания инфраструктуры в рабочем состоянии и т.п. В дополнение к ремобилизации слабо использующегося инфраструктурного потенциала, стратегия поощрения миграции может противостоять структурным демографическим изменениям и их последствиям или по крайней мере смягчить их. Если Германия последует этой модели, то в стране появятся новые этнические архипелаги, подобные уже существующим в Берлине,

Кельне и Дюссельдорфе. Однако в этом случае иммиграционная политика должна в корне измениться. Регулирование миграции в будущем не должно сводиться к жестким ограничительным законам наподобие Иммиграционного Акта от 30 июля 2004 года. Вместо этого заинтересованные города и области будут пытаться привлечь иммигрантов, предоставляя им определенные преимущества и вырабатывая стратегии их локальной интеграции.

Отталкиваясь от этой идеи «колонизации» Германии, авторы проекта представляют существующие этнические архипелаги с их разнообразными социально-пространственными качествами посредством кратких сценариев и карт, пытаясь на основе этого материала обрисовать будущую картину жизни германско-вьетнамской области Haneu-Leigon.

Michael Engel, Peter llle, Ulrich Trappe, Brigitta Ziegenbein, Uta Oettel (Дрезден-Потсдам-Сибью)

Оппозиция убывания и роста





Рост и убывание всегда идут рука об руку - города и регионы ведут себя как сообщающиеся сосуды, постоянно соперничающие между собой за содержимое: убывание в одном месте говорит только о том, что где-то в другом месте имеет место рост. Жесткая конкуренция между городами и регионами (пригородами) идет за инвесторов и потребителей - и ситуация, когда в выигрыше оказываются обе стороны, невозможна. Современная капиталистическая презумпция непрерывного роста должна быть скорректирована признанием того факта, что рост - это всего лишь одна сторона медали. И тогда убывание будет восприниматься как нормальное повседневное явление.

MetroSachs - это сценарий, согласно которому вся экономическая мощь и субсидии Восточной Германии сосредоточиваются в районе между Дрезденом, Халле-Лейпцигом и Эрфуртом, тогда как остальным районам восточной Германии дается возможность - в долгосрочный период - вернуться в свое естественное природное состояние.

В результате MetroSachs станет коридором из мегаполисов, созданным на базе группы существующих городов Саксонии, Тюрингии и Саксонии-Анхальт - областей, переживающих интенсивный строительный бум. При поддержке двух программ Европейского союза по созданию Особых экономических зон (дерегулирование, налоговые льготы и т. д.) и Особых социальных зон (удвоенное пособие по безработице, удвоенное детское пособие) эта густонаселенная территория в конце концов станет на один уровень с другими европейскими городскими агломерациями и сможет предложить своим жителям высочайший жизненный стандарт и уровень социальной интеграции. А когда оставшееся население Восточной Германии иммигрирует в этот новый коридор из мегаполисов между Дрезденом и Эрфуртом, MetroSachs начнет работать на самообеспечении и больше не будет нуждаться в государственных субсидиях.

Friedrich von Borries, архитектор (Берлин), Walter Prigge, социолог (Дессау) Транс-локальные пространства



Убывание не просто представляет собой процесс, обратный росту, но и подразумевает в первую очередь пространственную дезинтеграцию и дезорганизацию. То, что раньше происходило на уровне компактного соседства, теперь разбрасывается на большие расстояния, растекаясь по каналам глобальной сети обмена - людьми, товарами и деньгами: наемные рабочие совершают челночные переходы границ, а мигранты сохраняют тесные жизненные контакты с родными странами. Все это порождает транслокальные пространства, которые можно с успехом использовать для соответствующего каждого из них локального контекста. А34 [Inverse] Saisonstadt (Сезонный город [инверсия]) I Инсталляция, 2005

Начиная приблизительно с 1999 года частные германские агентства по трудоустройству в сотрудничестве с австрийскими коллегами ведут интенсивные кампании по найму жителей Восточной Германии для работы на лыжных курортах Австрие в течении зимнего сезона.

Проект [Inverse] Saisonstadt основан на интервью с людьми, ищущими работу, работниками агентств по трудоустройству и работодателями. Условно взятому убывающему городу в восточной Германии, представляющему собой источник туристов и сезонной рабочей силы, противопоставляется реальный процветающий туристический центр в горах Тироля. Два города представлены в виде контейнеров, которые поочередно то наполняются, то пустеют. Исследование рассматривает специфические проблемы менеджмента инфраструктуры, возникающие в связи с сезонными колебаниями населенности городов, а также то влияние, которое сезонные челноки оказывают на свои родные города.

На примере небольшого бара, открытого бывшим сезонным рабочим в его родном городе демонстрируется то, как утилизация транснациональной социальной сети в рамках туристической субкультуры способствует культурному обмену и импорту/экспорту ноу-хау, выливаясь в продуктивный транслокальный альянс, предоставляющий участникам новые возможности для самореализации [self-empowerment],

Michael Zinganel, теоретик архитектуры / художник (Грац-Вена)





Мировой опыт показывает, что одной из причин убывания является тенденция к субурбанизации - отток городского населения и предприятий в пригородные зоны. Обратной стороной субурбанизации является упадок функциональной инфраструктуры и всей городской ткани в исторических центрах.

В свете этого процесса прежние понятия города и расползающегося пригорода-субурбии [urban sprawl] постепенно теряют смысл, и на передний план выходят новые образы более сложной организации и интеграции социальной жизни в масштабе региона. Существующая система разграничений полномочий между государственными и локальными органами управления мешает полноценному градостроительному осмыслению и оформлению сегодняшней реальности, поскольку области компетенции этих органов распределены таким образом, что ни один из них не может охватить возникающие новые взаимозависимости и задачи. А41 Рурская область: проекты «Эмшер - ландшафтный парк»


Авторы проекта «Национальный музей статистики» взяли за основу проект Миса ван дер Роэ «Музей для небольшого города». «Музей статистики» - это код для обозначения пространства саморепрезентации общества и одновременно вместилище для реальных индивидуальных инициатив, поскольку в рамках Музея каждый гражданин может открыть свой музей с целью накопления и последующего статистического анализа данных по существенным аспектам своей повседневной жизни. Это путь к осознанию имеющегося в наличии и, следовательно, к постановке вопроса об определении оптимальной величины для каждого конкретного показателя. Рост и убывание, таким образом, начинают восприниматься - в традиционно философском ключе - как атрибуты (подвижные параметры), а не как ограничения, навязанные извне. Такой самомониторинг в конечном счете приводит к изменению личной модели поведения, к «рисайз-эффекту». Статистика служит динамическим импульсом, который провоцирует на новые, прежде не возникавшие, интерпретации плотности и «образа-идентичности» географических регионов. В результате общее внимание перенаправляется с уродующих естественный ландшафт хаотически расползающихся пригородов на индивидуальные процессы и компоненты, рассеянные в пространстве, но взятые уже вне связи с их непосредственным окружением.

Альтернативные экономические подходы играют все более важную роль в дискуссиях на тему улучшения экономической ситуации в кризисных зонах. Самоорганизация, новые сети обмена и новые «нишевые" микроэкономики, - все это создает противовес господствующим макроэкономическим механизмам. В контекст этих альтернативных практик, в частности, могут интегрироваться социальные группы, которые под давлением обстоятельств или по собственному выбору отказались от активного сотрудничества со сложившимися структурами. Со сравнительно небольшим стартовым капиталом - но с большей долей личной заинтересованности - самоорганизованные, независимые экономические предприятия могут вырастать из существующего социального базиса. Однако в реальных условиях - принимая во внимание жесткость государственных структур и ограничений - призыв к самомобилизации [self-empowerment] звучит весьма сомнительно: идеал самоопределяющегося и самодостаточного частного предприятия оказывается перед лицом вполне реальной необходимо сти расплачиваться за неэффективность государственного аппарата. Проект «Пособие по выживанию» обращается к вопросу о том. как можно организовать свое существование в ситуации когда, вслед за потерей оплачиваемой работы жизнь теряет весь свой прежде значимый смысловой каркас. В отрыве от социального призвания жизнь может успешно продолжаться только если она воспринимается как личное призвание и перестраивается в соответствии с таким пониманием. Социальное выживание напрямую зависит от успеха внутренней «битвы за самоуважение» - в условиях которые противодействуют и тому и другому. Все собранные авторами реальные истории, внешне ничем не связанные, имеют одну общую черту: их герои пытаются найти новый контекст и сориентироваться в мире где оплачиваемая работа больше не является гарантированной нормой. Это поучительные истории о том, как заново научиться ответственности за себя и перед самим собой. «Убывающие города, убывающие жизни?» Все не сводится к этому простому уравнению.

По мере того как возможностей для работы и потребления в городских и сельских районах становится все меньше, уходит и прежняя основа существования все большего числа людей. Однако признание того, что потенциал человеческой жизни далеко не исчерпывается сценарием оплачиваемой работы, может открыть новые и неожиданные пути к самореализации для тех, кто сохраняет способность видеть и действовать соответственно увиденному коллектив авторов под руководством Вольфганга Энглера [Wolfgang Engler] (Берлин)

Многие города, утратившие свою историческую самоидентичность в процессе убывания, пытаются создать для себя новый «имидж» и утвердить его с помощью агрессивных медиа-кампаний - частью которых может быть привлечение в город «знаковых» архитектурных проектов. Подобные рекламные кампании реинтерпретируют негативно воспринимаемые общественностью признаки убывания в качестве преимуществ данного города, выставляя «город-неудачник» в позитивном свете: пустующие здания означают-де большую степень свободы, неиспользуемая территория открывает новые возможности и т.п. При этом сопутствующие кризису проблемы в жизни местного населения нередко преуменьшаются, а их несовместимость с выбранной имиджевой политикой игнорируется. Местные активисты - художники и дизайнеры - «перехватывают» эти искусственные образы и используют их для подрыва и критики их исходного пропагандистского послания.

В убывающих городах часто возводят «спектакулярные» общественные здания, для того чтобы придать их деиндустриализированному пейзажу новое соблазнительное звучание.

Политика воспоминания

Наши действия вдохновляются образами прошлого, настоящего и будущего. Репрезентация истории формирует восприятие настоящего и подсказывает пути его изменения. Прошлое помогает увидеть неучтенные возможности и альтернативы, а также стимулировать волю к переменам. Кроме того, образы истории ложатся в основу как индивидуальной, так и коллективной идентичности. В период упадка память о предшествующих культурных, социальных, политических и экономических событиях должна особенно интенсивно изучаться, анализироваться и увязываться с настоящим - с тем чтобы не допустить ее эксплуатации в чьих-то узких- сугубо экономических или идеологических интересах. Воспоминание стимулирует само- рефлексию и создает предпосылки для творческих начинаний.

В Городском музее Висмара сегодня хранится так называемая коллекция Мёглина. Карл Мёглин покинул Висмар в 1854 году, устроившись на корабль простым юнгой. Через пять лет он высадился в Австралии, купил землю, нашел золото и разбогател. Его незамужние сестры последовали за ним в Австралию. В течение жизни они отправляли живопись и экзотические вещи в Висмар. чтобы в родном городе о них не забывали. Проект, посвященный сестрам Карла Мёглина, состоит из адресованных им художником писем, проиллюстрированных фотографиями современного Висмара.

Во время двухнедельного семинара в рамках проекта 18-19-летним школьникам был задан вопрос, что бы они упаковали в «lad» (на нижнегерманском диалекте это слово означает «сундук на колесах») - иными словами, что бы они хотели взять с собой в случае неожиданного отъезда. - для того чтобы сохранить память о родном городе и рассказать о нем другим людям. Школьники сделали фотографии своего города: предметов, мест и людей, значимых для них. Фотографии и коробки с памятными вещами были выставлены в «Зале современного искусства и философии» (RAUM) в центре Висмара. Выставка была организована совместно с Яном Апитцем [Jan Apitz] и сопровождалась фото-эссе автора на тему трансформации этого портового города федеральной земли Мекленбург-Западная Померания.

Упадок традиционных городских структур делает необходимым переосмысление базовой концепции города. Ключевыми моментами здесь служат новые формы организации и баланс плотности и опустошения (вакантности). Последнее обычно воспринимается как нечто зловещее, но в конце концов людям придется смириться с наличием пустующих пространств и интегрировать их в городскую среду. Идеально-утопические урбанистические модели могут послужить ориентиром для про цессов планирования и помочь выявить возможные качества радикально новой конфигурации городской среды.

На основании бесед с местными жителями архитекторы из бюро Олсопа разработали комплексные градостроительные концепции для нескольких городов на севере Англии, пострадавших от деиндустоиализации: модели, призванные служить стратегическим руководством на ближайшие десятилетия.

Концепция для города Барнсли (2002) тесно связана с его исторической ролью важного торгового узла, напоминанием о чем служит сохранившийся рынок в историческом центре.

По проекту предлагается окружить городской центр новой стеной, в пределах которой должна быть сконцентрирована вся новая застройка. За пределами стены будет происходить возвращение к деревенскому укладу, в то время как центр Барнсли, восстановив свой городской характер, вновь станет оживленным. Сама стена, будучи современной интерпретацией крепостной стены вокруг средневекового города, должна представлять собой десятиэтажное здание, вмещающее множество функций.

Предлагаемая стратегия развития Брэдфорда (2002) бывшего центра текстильной промышленности в корне отличается от концепции Барнсли. Многочисленные пустующие послевоенные дома в городском центре должны быть снесены, чтобы освободить место для ландшафтного парка, который поможет выявить исходную топографию города, расположенного в долинах двух рек. Парк станет осью, соединяющей стихийно сложившиеся районы в единый ансамбль. В центре парка, в месте слияния рек, будет образовано искусственное озеро: пустой центр, который и станет новой «визитной карточкой Брэдфорда.

Признание спонтанного

Порой для развития города не требуется никакого внешнего импульса. Новые формы организации пространства возникают без какого-либо усилия со стороны градостроителей, что приводит к постановке вопроса о том, в какой степени сознательный отказ от предписывания планированию доминантной роли в процессе развития города необходим для раскрытия новых неучтенных возможностей. В итоге новые градостроительные концепции начинают стратегически комбинировать спланированное развитие со спонтанным.

В центре Лейпцига, незаметно для властей, политиков и большинства местных жителей, возник загадочный азиатский мир. Три коротких видеофильма проводят нас внутрь этого неизученного района Лейпцига: три места, где город явно является городом, потому что раскрыт вовне. Сконцентрированные различия; присутствие Иного.

Дон-Сюань-Центр: огромный азиатский рынок занимающий шесть больших индустриальных ангаров - бесконечный ветвящийся лабиринт, состоящий из магазинчиков и торговых рядов, мир афганских, вьетнамских и китайских товаров и кухни, игроков в карты и вьетнамских детей на трехколесных велосипедах.

Казино «Петерсбоген»: жажда города - Таймс-Сквер, Нью-Йорк. На верхнем этаже недостроенного «пиранезианского» торгового центра владельцы казино установили экран с видеопроекцией: сухие, растянутые во времени планы фильма призваны привнести в заведение дух большого мегаполиса.

Бистро «Хоан»: шумный ресторан на центральном железнодорожном вокзале, украшенный гигантским изображением Великой Китайской стены. В последней части фильма то, что начиналось как документальное кино, вдруг превращается в невообразимое танцевальное шоу. Артист в костюме кролика исполняет оргиастический танец, зазывая чужаков в свой город. Танцы у дверей, внутри и на крыше бистро «Хоан»: город растет! Процветание, балет детских колясок, рост, рост, рост.

Компания Клипсо Юнион, официальный поставщик продукции Clipso в Украину и страны СНГ

Clipso.ua

Запущен обновленный сайт компании "Клипсо Юнион" по адресу clipso.ua. Добро пожаловать!

Вызов замерщика

Вызвать замерщика

Поиск

Экологичность

Согласно экологическим нормам Франции, продукция Clipso практически не содержит вредных веществ и соединений.