г. Киев
пр. Московский 8, офис 316

тел.: (044) 237-18-47
Главная Наши работы Вопрос - Ответ Контакты

Аутсорсинг

Джозеф Грима, Джанлуиджи Рикуперати [Joseph Grima, Gianluigi Ricuperati]

Термин «аутсорсинг» закрепился в международном бизнес-словаре сравнительно недавно - где-то с середины 1980-х годов. Иначе говоря, и сам термин, и соответствующее ему новое экономическое явление можно считать ровесниками перестройки в СССР. Это совпадение по времени - еще одно подтверждение того, что распад Восточного блока и децентрализация социалистических экономик не были событием только регионального масштаба, а отражали глобальный цивилизационный сдвиг: становление принципиально нового этапа в эволюции мировой системы производства и разделения труда. В изначальном и узком смысле «аутсорсинг» (англ. outsourcing; от out - «вне» и source - «источник») означает передачу одним предприятием части своих производственных функций какому-то другому предприятию по договору субподряда, в большинстве случаев - на систематической основе. Схемы такого рода встречаются в современной хозяйственной деятельности на каждом шагу - примером может быть ситуация, когда строительный подрядчик заключает контракт с поставщиком кондиционеров на их установку. Однако за последние десятилетия неумолимая логика развития свободного рынка привела к значительному расширению сферы применения и распространения аутсорсинга - помимо чисто исполнительских функций «на сторону» все чаще стали передавать функции интеллектуальные и креативные, а географическое местоположение компаний, которым делегируются эти функции, все отчетливее стало перемещаться в направлении «развивающихся» стран с низким уровнем средней заработной платы - в основном Китая и Индии. Рост масштабов аутсорсинга, в сочетании с бурным экономическим подъемом в странах Юго-Восточной Азии, привлекает к себе на Западе все более пристальное внимание, в том числе и со стороны архитектурной прессы: этой теме, в частности, посвятил свой юбилейный 900-й номер влиятельный европейский архитектурный журнал Domus. В трактовке журналистов из «Домуса», исследование которых мы публикуем на следующих страницах, аутсорсинг из чисто экономической категории постепенно превращается в универсальный культурный синдром - причем едва ли не самый существенный для понимания общего характера сегодняшних изменений среды человеческого обитания, вплоть до индивидуальных параметров каждого отдельно взятого городского ландшафта.

Аутсорсинг - это малозаметное, но быстро растущее явление, которое не только существенным образом трансформирует коммерческие и финансовые структуры, определяющие отношения между Западом и не-Западом, но также существенным образом изменяет режим нашего взаимодействия с пространством. Аутсорсинг уже стал источником широкомасштабных изменений в целом ряде отраслей - от простых услуг по наладке и менеджменту телекоммуникаций до научно-исследовательской и проектной деятельности в сфере технологий (technological R&D). Со временем его последствия будут весьма ощутимыми и в других областях, включая архитектурное проектирование. В последние годы быстрое развитие сетей широкополосного интернет-сообщения и практически полная дигитализация проектного дела окончательно освободили управление проектированием от ограничений, связанных с географическим местоположением участников процесса. До сих пор в страны, где можно сократить себестоимость и уменьшить риски, активно перемещались предприятия по производству изделий; теперь к ним добавились предприятия сервисной сферы, все большую часть которых составляют проектные фирмы. От конкретной территории отрываются не только архитектурные формы, выбор которых теперь ограничивается, по сути, одним лишь воображением проектировщиков, но и сам процесс проектирования каждого отдельного объекта, который отныне может осуществляться одновременно на нескольких континентах. Уже не кажется невозможной такая организация работы, при которой архитектор никогда не встречается лично с сотрудниками своего офиса.

С другой стороны, это внезапное столкновение с отдаленными реальностями существенно меняет ситуацию в странах, которые привыкли к изоляции в силу своего традиционно подчиненного положения в глобальной экономической системе. В них возникают de facto свободные экономические зоны, где доселе невиданные формы спроса и предложения, встречаясь, порождают совершенно новые типы экономики (к примеру, в Нигерии, по оценкам специалистов, интернет-аферы стали третьим по объему источником национального дохода после нефти и туризма). Для информационного бизнеса, включая индустрию развлечений и услуг по обработке данных, интернет стал технологическим решением типа «все-в-одном», открывшим эпоху «конкуренции поверх границ». Сталкиваясь друг с другом, разделенные прежде реальности образуют новое пространство, которое можно сравнить с сюрреалистическим «изысканным трупом» , - оно искажает традиционную географию, изменяет привычное распределение отдаленности и близости, и возникающая в нем новая близость оказывается порой весьма продуктивной. Это, в свою очередь, приводит к распространению «геодизайна» : с пространственной точки зрения, объекты производства (сегодня также и архитектура) в большей степени, чем когда- либо в прошлом, представляют собой физические манифестации энергий и идей, пришедших со всех концов обитаемого мира.

Теме «геодизайна» был целиком посвящен Domus 891, вышедший в апреле 2006 г.

Логика аутсорсинга цинична и непреодолима, она едва ли может привести в изумление, хотя порой кажется достаточно оригинальной. Она реализуется во множестве нестандартных сценариев, которые втягивают в себя и трансформируют самые разные образы, категории, объекты, числа и человеческие жизни. В результате складываются новые глобальные карты, на которых привычный баланс политических, экономических, эстетических и экономических процессов оказывается смещенным.

«Классический» аутсорсинг вращается вокруг четырех базовых принципов:

- Экономия. Подобно грозовым облакам на картах метеорологов, стягивающимся над зонами низкого давления, предпочтения нанимателей необратимо смещаются в сторону дешевой рабочей силы (по ходу дела разрушая миф о том, что самые высокообразованные и трудолюбивые работники живут на Западе);

- Гибкость. Господствующий тип бизнеса в XXI веке - это компания, специализирующаяся на логистике: все, начиная с эскизного проекта и кончая производством отдельных деталей, можно заказать на стороне, затем собрать из частей и отправить потребителю. Даже компаниям с многомиллионным оборотом нужна всего горстка постоянных сотрудников.

- Синхронизация. Перестав быть препятствием, физическое расстояние либо вообще не принимается во внимание, либо используется как преимущество. Если необходима синхронизация, рабочие смены в странах, предоставляющих услуги, привязываются к часовому поясу стран, покупающих услуги (как это происходит в случае так называемых «колл-центров» - компаний, отвечающих на телефонные звонки потребителей по заказу других компаний); если такого ограничения нет, разница во времени оказывается полезной для организации так называемых «непрерывного производственного цикла» (архитектурные чертежи, к примеру, могут дорабатываться в другом часовом поясе, пока ваш офис закрыт).

- Легальность/этика. Доходя до полного равнодушия к этике, некоторые страны прибегают к аутсорсингу, чтобы обойти свое собственное законодательство, как это происходило в случае организованных ЦРУ после 11 сентября «исполнительных рейсов» (rendition flights - летающих тюрем для подозреваемых в терроризме). Эта тактика, по некоторым свидетельствам, была затем взята на вооружение фармацевтическими компаниями, против которых сегодня выдвигаются обвинения в использовании слабого законодательства африканских стран и Индии для проведения на их территории испытаний новых препаратов.

Мы начнем с примера аутсорсинга в сфере дизайна и архитектуры, а затем перейдем к рассмотрению более общих случаев его применения, накладывающих отпечаток на городскую жизнь и наше повседневное пространство. Мы постараемся дать фотографическое и аналитическое определение изменений, которые этот бесшумный тектонический сдвиг уже произвел и обещает произвести в геополитическом масштабе. Будет ли его воздействие на западные города таким же глубоким, каким было воздействие на них процесса деиндустриализации? Какие новые перспективы все это открывает в сфере урбанистики? Чему могут научить нас новые города, растущие как грибы в самых невероятных географических точках благодаря экзотическим «вывертам» сетевой экономики? Приведет ли это к выравниванию культурных различий или, наоборот, к экономической сверхспециализации в масштабе целых континентов? Последний и наиболее общий вопрос: является ли аутсорсинг предельным уровнем, наиболее законченным и радикальным выражением постмодернистской стадии развития капитализма, которая все еще позволяет Западу использовать свое привилегированное финансовое положение, но рано или поздно подойдет к концу? Мы не рассчитываем найти здесь какие-то определенные окончательные ответы на эти вопросы, но уверены, что аутсорсинг - это феномен, который требует не только внимания, но, возможно, и серьезного осмысления со стороны архитектурного сообщества.

Аутсорсинг 2 / Satellier

Во внешнем облике Ноиды, небольшого пригорода Дели, нет или почти нет ничего такого, что отличало бы его от бесчисленного множества других районов-спутников, вбирающих в себя растущее население индийской столицы. Уличные рынки перетекают в промзоны, которые, в свою очередь, плавно сменяются островками зелени, окруженными со всех сторон морем жилой застройки. Время от времени из хаотического скопления частных домов взмывает к небу одинокое офисное здание, как будто для того, чтобы напомнить заезжим иностранцам, что Ноида - аббревиатура от New Okhla Industrial Development Authority (Новый административный район индустриального развития Окла) - это физическое воплощение недавно возникшей новой ипостаси Индии как ключевого игрока в глобальной индустрии услуг.

Компании, приютившиеся в этом ландшафте, формально являются индийскими, но зона их деятельности охватывает практически весь мир. В значительной степени успех этих компаний основан на их способности реструктурировать производственные процессы в целом ряде отраслей таким образом, чтобы можно было дистанционно менять русло этих процессов, заставляя их течь сквозь свои офисы. Взяв за образец «колл-центры» (см. выше), места вроде Ноиды отвоевывают для себя все большую долю глобального рынка квалифицированного труда в постоянно расширяющемся спектре профессий, по мере своего продвижения переписывая сложившиеся правила игры.

Сегодня в Ноиде расположена штаб-квартира компании Satellier (Сателье), благодаря которой в течение последних десяти лет возникла и перешла в стадию зрелого развития практика аутсорсинга в архитектре. Комплекс ее офисов, напоминающий неприступную цитадель и уже распространившийся на противоположную сторону шоссе, является лучшим свидетельством успеха в ломке устоявшихся схем организации архитектурного проектирования - занятия, которое принято считать одним из самых централизованных. Ее основатель Михаэль Янсен [Michael Jansen] в равной мере сочетает в себе качества изобретатателя со способностями бизнесмена и талант менеджера с талантом архитектора.

«Первый раз я попал в Индию в 1994 году; будучи тогда студентом Йельского университета, я получил Фулбрайтовскую стипендию для изучения традиционной индийской архитектуры», - рассказывает Янсен. «Так получилось, что я осел здесь, и в конце 90-х один из моих знакомых архитекторов в США попросил меня помочь с рабочими чертежами для проекта в Сингапуре. Я привлек к этому трех или четырех местных архитекторов, и вместе мы быстро все сделали. Затем нас попросили сделать что-то еще, и в итоге мы превратились в филиал этого американского офиса. Мы работали в гостевой спальне моей квартиры, у нас была горстка компьютеров и единственное модемное соединение с интернетом, но мы были быстрыми, надежными и стоили дешево. Из-за разницы во времени со Штатами мы могли приступать к разработке деталей сразу после того, как у них заканчивался рабочий день, и вскоре мы стали для них просто незаменимым подразделением. И я подумал: если это так хорошо работает для них, почему бы не превратить это в бизнес?»

В 2002 году Янсен нашел инвестора и основал Satellier. «В начале мы наняли 15 архитекторов. Нашей главной задачей была оптимизация взаимодействия между нами и нашими заказчиками, требовавшая соответствующей реорганизации проектного процесса, - а в то время еще не было работающих схем такого рода, на которые мы могли бы ориентироваться. Как постепенно выяснилось, мы занимались изобретением новой структуры архитектурного офиса, при которой проектирование осуществляется заказчиком, а чертежную работу берем на себя мы. Это потребовало особой системы стандартизации, на отладку которой ушло какое-то время. Большая часть усилий была затрачена на переподготовку нашего персонала. В Индии довольно много высококвалифицированных архитекторов, но мало кто из них имеет опыт работы в жестких рамках системы строительных норм, предписанных европейским и американским законодательством. При этом знание и соблюдение этих норм с нашей стороны было совершенно необходимым, для того чтобы мы смогли стать для наших заказчиков экономичной альтернативой традиционному централизованному офису».


Сегодня в компании Satellier работает 300 архитекторов, ее рыночная стоимость за последние тридцать месяцев возросла в двадцать пять раз, и вскоре должны открыться ее новые филиалы в Калькутте и Ченнаи. Как Янсен объясняет этот неожиданный феноменальный успех?

«Прежде всего, себестоимость. Для западной компании мы предоставляем возможность увеличить оборот, снизив при этом операционные затраты на 50% в сравнении с вариантом расширения за счет найма новых сотрудников в своей стране - в Европе или США.

При этом им не нужно арендовать дополнительное офисное пространство, тратиться на социальные выплаты и премиальные, покупать новое оборудование. Кроме того, они получают преимущество бизнес-модели «always- on» («всегда-включено»), при которой разница во времени позволяет офису работать почти непрерывно, 24 часа в сутки».

Ключевой вопрос: кто заказчики компании Satellier? «Поначалу нам было трудно привлечь к себе внимание действительно больших архитектурных фирм. У них уже есть свой огромный штат, и они подозрительно относятся к нестандартным схемам проектного процесса.

Но как только нам удавалось убедить их попробовать, они становились нашими заказчиками бесповоротно. Сегодня мы работаем на постоянной основе с четырнадцатью из тридцати крупнейших архитектурных фирм мира, что не мешает нам сотрудничать также с небольшими бюро и отдельными архитекторами».

Одна из отличительных черт практики аутсорсинга в архитектуре - секретность. Очень мало фирм, которые готовы признаться своим клиентам (или друг другу) в том, что они прибегают к услугам компаний вроде Satellier.

«Конфиденциальность - это все еще необходимая часть нашего бизнеса», - говорит Янсен. «В проектной индустрии, в отличие от обычного производства, аутсорсинг пока еще не стал чем-то вполне легитимным. Вдобавок многие компании не хотят, чтобы их конкуренты знали, каким образом им удается настолько снизить свои расценки в тендерных заявках на новую работу».

К лучшему или к худшему, компании типа Satellier в недалеком будущем радикальным образом изменят схему работы множества архитектурных фирм по всему миру. «Очевидно, что это только начало. Представь себе целое новое поколение компаний, в которых один- два человека руководят работой огромного штата, но без всяких производственных затрат на его размещение. Например, сейчас мы работаем с одним американским архитектором над проектом казино в Лас-Вегасе. Его проектная команда состоит из него одного, а мы предоставляем ему всю необходимую рабочую силу. Для молодых архитекторов, у которых нет капитала для расширения своего бюро, такая схема работы может стать ключом к успешному участию в тендерах на очень большие проекты. Аутсорсинг обещает освободить многих людей с идеями от трудностей и ограничений, связанных с необходимостью вести текущие дела большой и дорогой архитектурной фирмы. Уверен, что аутсорсинг может принести глубокие изменения в архитектуру, которую мы сегодня видим вокруг нас».

Аутсорсинг 3 / Growing Stars

Как многие проекты, отмеченные печатью современного аутсорсинга, компания Growing Stars («Гроуинг старс» - «растущие звезды», англ.) организована подобно кинофильму и состоит из двух частей, отделенных друг от друга десятками тысяч километров, из двух разных ритмических рисунков и двух референтных часовых поясов. Первый эпизод разворачивается в Калифорнии, недалеко от Силиконовой долины. Его главные герои - американец и индиец. Их цель: школьники, которые хотят улучшить свою успеваемость по математике и физике. Их главный инструмент: скоростной интернет. Цель: извлечь прибыль из разницы в цене часового занятия с частным преподавателем в Бангалоре, Индия, и стоимостью тех же шестидесяти минут, проведенных в обществе профессора в Сакраменто, Калифорния. Идея принадлежит индийцу по имени Мэтью Бижу [Matthew Bijou]. Он появляется, когда наше интервью уже подходит к концу, и с удивлением спрашивает: «Что же общего между нашими детьми и архитектурой?» - не отдавая себе отчет в том, что неизбежный ответ на этот вопрос обнажает суть проблемы воздействия аутсорсинга на современный мир - столь же банальную, сколь и непристойную, и столь же невоспринимаемую, сколь и пространственную. Второй партнер, американец Бэйн Буркхардт [Wayne Burkhardt], не столь любознателен, и от него мы узнаем всю историю компании, начиная с самых первых дней. «Все это выросло из одной личной проблемы, которая была у мистера Бижу. Он переехал в Америку, но хотел, чтобы его дети продолжили свое индийское образование. А поскольку уровень индийских преподавателей столь высок, особенно в [точных] науках, то мы подумали о том, что имеет смысл предложить такую возможность также и американским детям. Компьютерная телефония настолько улучшила качество и доступность соединений, что появление компании, предоставляющей подобные услуги, стало просто неизбежным». Нужно подчеркнуть, что решающее значение здесь имела разница в зарплатах между Индией и США. «Частное занятие здесь стоит порядка 40 долларов в час. Нам удалось предложить ту же услугу по цене примерно вдвое меньшей. Но нашими клиентами стали не только бедные семьи, нуждающиеся в таком сервисе. Нас выбирает все большее число богатых семей, поскольку качество у нас высокое, схема работы очень проста, и им проще усадить ребенка дома перед компьютером, чем везти его куда-то к частному преподавателю». Я спрашиваю его, как работает Growing Stars. «Все очень просто. Мы находим в Индии университетских преподавателей, которые заинтересованы в дополнительном заработке. В Ко- чине, Индия, у нас оборудован центр, где они могут выходить в интернет и проводить занятия, которые занесены в их личные расписания. Понятно, что разница во времени между Индией и США подразумевает, что им часто приходится работать ночью. Но у нас все очень хорошо организовано. Пользуясь наушниками, микрофонами, а также устройствами типа дигитайзеров и «электронными досками», они могут использовать в общении с учениками и речь, и графические символы. Иметь одно общее место для занятий удобно, поскольку так нам легко защитить систему от сбоев и следить за исправностью всех технических устройств. Кроме того, это необходимо для обеспечения защиты пользователей и их компьютеров от угроз, связаных с сетью, - этот момент для наших клиентов очень важен. По тем же причинам мы не используем веб-камеры, только аудио и графику». Имея в виду, что в американских СМИ аутсорсинг часто критикуют за то, что он способствует утечке из страны капитала и сокращению налогооблагаемой базы, я спрашиваю у своего собеседника, не сталкивались ли они с враждебным отношением к своему бизнесу со стороны американских учителей. Он отвечает, что, наоборот, эти учителя отнеслись к ним с большим интересом, и они уже успели получить массу комплиментов. Я пытаюсь под конец устроить геоэтническую провокацию: «В какой степени все-таки важны «национальные» характеристики? Иначе говоря, можно ли из опыта аутсорсинга сделать вывод о том, что представители одних национальностей проявляют себя лучше других в каких-то областях? Насколько важны неуловимые, локальные, эмоциональные и средовые особенности и культурные каноны?» Он улыбается и отвечает дипломатично: «Недавно мы начали использовать схему аутсорсинга для обучения детей испанскому языку с карибскими преподавателями. Скажу только, что по темпу обучения это не может сравниться с занятиями, которые проводят учителя из Индии. По крайней мере, на данный момент».

Аутсорсинг 4 / Из Гринвилла в Киберабад

Гринвилл, штат Мичиган - это тихий городок с населением порядка десяти тысяч человек, который был основан датчанином по фамилии Грин. В течение десятилетий его называли городом холодильников (refrigerator town), поскольку местом постоянной работы для нескольких тысяч его жителей был местный филиал шведского концерна Electrolux, специализирующегося на производстве холодильников. В 2004 году Electrolux перенес сборочные цеха в Мексику, что позволило увеличить зарплаты высокопоставленных менеджеров и доходы акционеров за счет существенного снижения расходов на оплату труда простых рабочих. С тех пор Гринвилл стал n-ным по счету грустным американским местечком: затерянным, изолированным, когда-то ценившимся, а теперь, как здесь говорят, «отдалившимся в ценности» (distanced in value). Это один из способов описать то воздействие, которое оказала на это и множество других подобных мест наиболее радикальная и «классическая» разновидность аутсорсинга, которую на техническом жаргоне менеджеров принято называть «уходом в оффшор». Ничего особенно нового, ничего сильно отличающегося от истории, рассказанной Майклом Муром [Michael Moore] в документальном фильме «Роджер и я», который посвящен расположенному на расстоянии нескольких сот миль к востоку от Гринвилла городку Флинт, где когда-то всех кормил местный автомобильный завод. Однако для исследования пространственных эффектов аутсорсинга внешний вид Гринвилла дает нечто большее - сухую, смиренную эмпирическую очевидность. Вдоль регулярной сетки улиц выстроились сотни украшенных рождественскими гирляндами вилл, почти на каждой из которых можно обнаружить табличку «For Sale» («Продается»). Эти дома фактически никогда не переходили в полную собственность их жильцов, и сейчас они продаются, чтобы выплатить кредиты, взятые на их покупку у банков, которые, разумеется, не дают клиентам скидок по причине изменившихся социально-экономических обстоятельств. Прогуливаться по Гринвиллю и вслушиваться в проникновенную тишину его пустующих вилл - это тревожный опыт, в который вкрадывается нотка отчаяния.

Аутсорсинг 5 / Bronco Communications

Механизм прост и в то же время невероятно сложен. Пожалуй, это самая что ни на есть барочная складка, и термин «складка» здесь будет иметь откровенно делёзовский смысл, а потому будет звучать грустно - уже из-за одного только определения складки как барочной и делёзовской; но в нем также должны звучать изобретательность, флоральность, напор и упадничество. Представим себе следующее.


Вы - американец, житель Калифорнии. Вы ведете машину. Вы решили перекусить в одном из придорожных фаст-фудов - Carl’s Jr., Burger King или, еще банальнее, в McDonald’s. Схема обслуживания drive thru («драйв-фру» - «проезжай насквозь») рождена культурой, стремящейся предоставить автомобилю возможность проникать в любое пространство по любому поводу. Закусочная такого типа, въезд в которую отмечен непременным рекламным тотемом, по своей конфигурации ничем не отличается от любых других придорожных заведений на Западе - многочисленных мутировавших потомков первых бензоколонок. Здесь такая же система одностороннего движения и такая же конвейерная последовательность обслуживания. На последнем этапе вашего проникновения - «продрайв-инфруивания» - вас ждет окошко, в котором вы забираете еду и оплачиваете ее стоимость; персонал этих раздаточных пунктов составляют преимущественно латиноамериканки. Но перед этим, на начальном этапе, вас встречает микрофон, который напоминает торчащую из асфальта в сторону машины ручку от зонтика или перископ, который не смотрит, а говорит и слушает. Микрофон - это медиум, посредник между двумя коммуницирующими, переговорное устройство. Вам может показаться, что микрофон всего лишь продолжение здания закусочной, существующее лишь для того, чтобы ваш голос, когда вы заказываете свой картофель фри, пропутешествовал несколько метров, отделяющих вашу машину от засаленных стен кухни, и помог человеку на раздаче собрать все необходимое и произвести расчет как раз к моменту вашего появления. Но здесь-то и возникает барочная «складка» аутсорсинга. Возникает она потому, что некоторые сетевые закусочные в Калифорнии - во всяком случае, McDonald’s - препоручили функцию приема и обработки своих заказов компании Bronco Communications. Это значит, что заказы эти в первую очередь попадают в недра «колл-центров», расположенных «в местах, не столь отдаленных» т.е. в Индии и тому подобное. Иными словами, ваша просьба о двойной порции фри, проваливаясь в микрофон, уносится бог знает куда по каналам глобальной системы цифровых коммуникаций, чтобы через несколько секунд осесть на экране компьютеризированного кассового аппарата пункта раздачи в виде четкой и недвусмысленной порции данных. По-видимому, такая схема выгодна с точки зрения улучшения контроля за менеджментом заказов. Но, как бы то ни было, она представляет собой пример «складки внутри складки» - гротескное выражение современной идеологии (главным образом в сфере бизнеса), которая не может не утверждать свое господство везде, где это только технически возможно.

Аутсорсинг 6 / Sea Code - гибрид-сорсинг: будущее аутсорсинга?

Солнечная дыра под названием Сорренто- Вэллей, расположенная на расстоянии пушечного выстрела от Сан-Диего, озарена самым совершенным светом, какой только можно было бы себе представить, если бы единственным назначением света было омывание теннисных кортов и отбрасывание теней с аккуратными четкими краями.

В такой именно обстановке группа американских менеджеров задумала использовать аутсорсинг как основу для запредельно впечатляющего, оригинального и остроактуального проекта под названием Sea Code («морской код» - англ.). Название соединяет вместе два принципиальных аспекта будущего направления их деятельности: это море и код, использующийся в компьютерном программировании, опреационных системах и протоколах сетевой безопасности. Расслабленные и оптимистически настроенные авторы проекта - Роджер Грин и Дэвид Кук [Roger Green, David Cook] - американцы, успевшие попутешествовать и пожить в Европе, но не поддавшиеся на ее чары. Они говорят по очереди, сопровождая слова скупыми жестами и выдерживая точно отмеренные паузы.

Прежде всего они указывают на тот факт, что их штаб-квартира расположена в бизнес- парке, где базируется также около десятка биотехнологических компаний, - и об этих компаниях стоит упомянуть хотя бы потому, что как минимум три из них в ближайшие пять лет должны войти в число богатейших компаний мира. Далее Кук рассказывает: «Как-то, еще в самом начале работы нашей фирмы по разработке программного обеспечения, возникла серьезная проблема из-за того, что один индийский программист прислал код с опозданием. В нашем бизнесе, действующем в условиях жестко регламентированного рыночного спроса, задержки такого рода просто недопустимы, они создают массу осложнений. Мы обсуждали этот инциндент, и тогда я, помню, сказал: “Проклятье, нам надо посадить их всех на корабль, и у нас больше не будет причин для беспокойства”. Отсюда в общем-то и выросла эта идея, из этой глупой шутки». Кук продолжает: «Мой отец был морским офицером и постоянно пропадал в море, так что флотская культура и ее традиции всегда были частью моего мировоззрения. Оказалось не так уж сложно превратить эту идею в проект и привлечь к сотрудничеству нескольких друзей, имеющих опыт работы в сфере информационных технологий - таких как Роджер. Ключевое нововведение заключается здесь в том, чтобы превратить круизный теплоход в плавучий офис и разместить на его борту какое-то количество программистов из Индии, Китая или любой другой страны, специалистов из которой мы могли бы задействовать в нашей стандартной схеме аутсорсинга.

Так нам удалось бы совместить доступность и качество услуг этих программистов из Индии с возможностью устраивать личные встречи между ними и заказчиками, с возможностью всем вместе рассматривать сложные вопросы. Кроме всего прочего, это перевело бы наши отношения на доверительную основу, гарантией чего может служить только присутствие и физический контакт».

«Когда эта идея была сформулирована, - добавляет Грин, - мы начали продумывать систему, которая позволила бы ей работать в соответствии с правилами и ожиданиями рынка. Но важнее всего было грамотно разобраться с юридическими и налоговыми аспектами операции такого рода. В частности, мы решили, что корабль должен ходить под флагом Вануату - одного из государств тихоокеанского бассейна, налоговая система которого хорошо сочетается с американской. Постепенно стало ясно, что все складывается в единую схему очень удачно. Этот трюк с кораблем не только гарантировал большую надежность и производительность, и не только позволял нам снизить расценки по сравнению с нашими «материковыми» конкурентами, но он также не нарушал ни один из весьма сложных американских иммиграционных законов. В принципе, самой большой трудностью ведения бизнеса здесь для нас всегда были ограничения на импорт рабочей силы: получение виз - это источник бесконечных проблем. Нашим инженерам-программистам визы будут не нужны, поскольку в соответствии с морским правом вы можете нанимать рабочую силу в любой стране, и каждые три месяца эти люди могут свободно перемещаться по территории США как туристы».

Индийский инженер-электронщик, нанимающийся на работу в Sea Code, будет жить в каюте на борту круизного теплохода, работать там же в течение десяти часов ежедневно, а после рабочего дня проводить несколько часов в корабельном спортзале. Время от времени он сможет встречаться со своими американскими заказчиками, которые будут подниматься на борт с пристани и обсуждать с ним вопросы безопасности своих компьютерных систем. У него будет один выходной в неделю, а иногда он сможет сходить на берег и прогуливаться по Сан-Диего. Он будет получать ту же зарплату, которую он получал у себя в Бангалоре, но только работая на борту огромного теплохода, курсирующего вдоль побережья Южной Калифорнии. Разумеется, представляя себе этот корабль с запертыми на нем инженерами, трудно отвлечься от ассоциации с концентрационным лагерем. На это основатели компании Sea Code, вероятнее всего, ответили бы: «Да, но ведь это именно то, чего хотят инженеры: быть вместе, оградиться от окружающего мира и работать, работать, работать!» Грин и Кук придумали производственную линию, которая может приносить доход, но при этом ниспровергает общепринятые представления о том, что в работе является кардинально важным. Я спрашиваю, считают ли они свой проект прогрессивным или, скорее, шагом назад, восстановлением чего-то уже пройденного. «Мы не только уважаем права наших работников, но мы также инвестируем в них, мы помогаем им расти. Не всегда правильно судить об этическом качестве проекта по размерам зарплат. Могу сказать только, что мы получили уже тысячи заявок от потенциальных сотрудников, после того как статья о проекте появилась в «Индиа-Таймс». При этом существенная часть этих предложений пришла не из развивающихся стран или из Индии. Их прислали американцы. Им всем действительно понравилась идея запереться на корабле, где персонал будет стелить им постель и заботится обо всем, что они не хотят делать сами: о питании, бытовых удобствах - словом, обо всем, что за пределами экрана компьютера. Даже при том, что они будут зарабатывать меньше, чем их коллеги в «традиционных» компаниях. Это может звучать абсурдно, но это правда».


Концепция компании Sea Code несет в себе те признаки инверсии и ускорения, которыми отмечены все наиболее рискованные пики постепенно формирующегося ландшафта аутсорсинга. Это часовой пояс в пространственном выражении. Поэтому не так уж удивительно, что Роджер Грин и Дэвид Кук до сих пор не собрали капитал на покупку кораблей. Sea Code - все еще грандиозная, волнующая идея, но не более того. В конце концов, хорошо разбирающиеся в серфинге калифорнийцы знают, что у волны есть не только гребень.

Аутсорсинг 7 / «Техасский дозорный»

Разговор с Майком Дэвисом.

Если верить интуиции, Майк Дэвис - первый, к кому следует обратиться за комментариями по поводу аутсорсинга. Этот инструмент из арсенала корпоративного менеджмента постепенно стал восприниматься как явление социального масштаба, как символ эпохальных психо-экономических изменений, которые характеризуют последнее десятилетие. Кроме того, аутсорсинг представляет собой реальную действующую пружину, которая порождает бесчисленное множество практических последствий, проявляющихся на разных уровнях, но при этом взаимосвязанных и усиливающих друг друга. Главным из этих последствий следует признать пространственные трансформации и изменившееся распределение преимуществ во взаимоотношениях между разными районами внутри отдельных стран, между разными государствами, между урбанизированными и неурбанизированными пространствами, между эксплуатацией и креативностью. Однако, помимо всего прочего, аутсорсинг также и политическая метафора, подразумевающая стягивание всего к неким узловым пунктам - точкам концентрации пространства, времени, власти, финансовых и человеческих ресурсов.

«Техасский дозорный» (Texas Borderwatch) - это название веб-сайта, с помощью которого американское правительство стремится привлечь граждан к доносительству о нелегальных переходах границы между Мексикой и США. На границе установлены видеокамеры, данные с которых в живом времени отображаются в нескольких окнах на веб-странице, и посетитель может информировать пограничный патруль о нарушениях с помощью кнопок, размещенных под этими окнами. Говоря о геополитическом аутсорсинге, мы не можем не заметить, что в случае «Техасского дозорного» Соединенные Штаты времени правления Джорджа Буша ставят перед собой амбициозную задачу: реализовать на территории США антиутопию Джорджа Оруэлла [George Orwell] «1984» средствами аутсорсинга. Интернет неизбежно становится стимулом для такого рода деятельности и для взрывного распространения аутсорсинга - в том числе и в самых извращенных формах, таких как передача функции слежки и доносительства на других. Сеть по самой своей природе склонна к созданию таких возможностей. В случае интернета вам нужно только начать новую сессию, и вы можете стать по своему выбору четырнадцатилетней девочкой, футбольным фанатом или кем угодно еще. Но все эти идентичности шпионят друг за другом. И делают это, не осознавая, что они участвуют в процессе, который необратимо смещает происходящее в сторону своего рода технологического тоталитаризма.

В какой-то момент каждый из нас станет сразу и заключенным и палачом. Я не удивлюсь, если скоро они придумают схему аутсорсинга, позволяющую препоручить желающим функцию вынесения смертных приговоров и даже обязанность их исполнения - возможно, с помощью тех же интернет-сайтов и веб-камер».

Я спрашиваю Дэвиса, не связан ли аутсорсинг каким-то глубинным образом с капитализмом, в особенности с капитализмом XIX века. «Зависит от того, что вы имеете в виду. Аутсорсинг был частью индустриального капитализма XIX века в том смысле, что рабочая сила в деревне стоила значительно меньше, чем в городе. Руководители предприятий склонялись к тому, чтобы перенести за город все, что можно было производить вне города. Скорость этого процесса соответствовала уровню развития транспорта в то время. Сегодня степень развития аутсорсинга прямо пропорциональна скорости обмена информацией и нынешним скоростям морской и сухопутной транспортировки. Большая часть товаров, перемещающихся в системе аутсорсинга, это нематериальные продукты, чистая информация, данные».

Я рассказываю Дэвису об экстремальных, но значимых случаях вроде компании Sea Code, в которых к нематериальности продукта добавляется вполне физически ощутимая деформация процесса. Дэвис мгновенно отстраняется от этого сюжета посредством комментария, в котором звучит выражение изумленного отвращения, - в такой реакции, впрочем, легко заподозрить и желание автора «Поздне викторианских холокостов» (Late Victorian Holocausts - книга М. Дэвиса, 2001 г.) подчеркнуть свою принадлежность к давно ушедшему миру, к «силам из прошлого» в духе Пазолини [Pier Paolo Pasolini - итальянский режиссер]. «Возвращаясь к проблеме: меня волнует вопрос о том, как ту информацию, которой обменивается рабочая группа, собранная в одном помещении или в одном географическом пространстве, можно вообще сравнивать с той информацией, которая передается между людьми с помощью технических устройств - какими бы совершенными и быстродействующими они ни были. Эмоциональное начало, которое цементирует идеи, знания, навыки и процессы не может существовать без со-присутствия субъектов». Какую же роль играет пространство в экономике, фундаментальным параметром которой является аутсорсинг? «В современной глобальной экономике проблема места стала уже фундаментальной. При современном состоянии рынка, когда крупные корпорации уже все поделили и бесконечно обмениваются виртуальными финансовыми потоками, физическое место, даже самый малозначительный кусочек земли, может стать причиной раздора, жестокости, войны и нарушения законов. Места могут концентрировать на себе беспрецедентные импульсы власти в мире, где нации и международные законы значат меньше, чем крупные корпорации. По каким-то причинам определенные места становятся необходимыми и полезными для системы глобального производства, они приобретают и теряют ценность независимо от каких-либо параметров, но исключительно в связи с их способностью порождать прибавочную стоимость. И я думаю, что эта логика будет неизбежно усиливаться благодаря моделям, о которых мы с вами ведем разговор». Я встретился с Майком Дэвисом 6 декабря 2006 года, почти за месяц до того, как был повешен Саддам Хусейн. В беседе, затронувшей множество тем, одним из отступлений в сторону от проблемы аутсорсинга была следующая ремарка Дэвиса: «Скоро с помощью интернета вы сможете купить казнь Саддама Хусейна на портале е-bay». Автор «Города кварца» (City of Quartz - книга М.Дэвиса, 1990 г.) знаменит своим талантом изобретать впечатляющие пессимистические метафоры.

Компания Клипсо Юнион, официальный поставщик продукции Clipso в Украину и страны СНГ

Clipso.ua

Запущен обновленный сайт компании "Клипсо Юнион" по адресу clipso.ua. Добро пожаловать!

Вызов замерщика

Вызвать замерщика

Поиск

Экологичность

Согласно экологическим нормам Франции, продукция Clipso практически не содержит вредных веществ и соединений.