г. Киев
пр. Московский 8, офис 316

тел.: (044) 237-18-47
Главная Наши работы Вопрос - Ответ Контакты

От редакции

Состав номера ni, который вы держите в руках, по обыкновению эклектичен. Впрочем, публикуемые материалы - а это опера в Осло, построенная по проекту Snohetta, сценарии развития Дубай, представленные в комиксной форме Уэсом Джонсом, и раздел, посвященный «зеленой» архитектуре, - при желании удается связать общей темой. В широком смысле речь может идти о взаимоотношениях архитектуры и природы, которые в последние десятилетия неуклонно расширяются, приобретая географический или планетарный масштаб.

Традиционно такие взаимоотношения располагаются между двумя полюсами: первый - контрастное противопоставление существующего и привнесенного, второй - их растворение друг в друге. К первому полюсу явно тяготеет и Опера в Осло, чьи крупные правильные формы утверждаются в городском ландшафте

в качестве новой доминанты, и сюжет комикса «Вид на море» Уэса Джонса, посвященного альтернативной стратегии застройки побережья Дубай. Вместо создания насыпей в форме пальм, которые не обеспечивают каждому покупателюнедвижимости хорошие панорамы залива, калифорнийский архитектор предлагает построить вдоль побережья многокилометровую пластину, способную вместить всех, у кого есть деньги, время и желание созерцать водный простор.

Джонс не только парафразирует проект Ле Корбюзье для Алжира, но и подхватывает известную идею о скоординированной изоляции людей в густо населенном месте. Плотность жителей в пространственной конструкции Джонса не оборачивается плотностью контактов, которая способна нарушить покой состоятельных граждан, предпочитающих сдержанную и отрежиссированную социальную «хореографию». Той же теме посвящены еще два комикса. В одном из них Джонс придумывает небоскреб, чья двоичная структура позволяет разделить быт существующих бок о бок шейхов и обслуги. В другом создается развлекательный маршрут для туристов-транзитников, которые пересекаются с теми, кто живет в

Дубай, только в заранее запрограммированных ситуациях.

Фантазии Джонса обыгрывают способность архитектуры создавать границы, а точнее общие стены, между домом и его окружением, между соседями, между различными функциями и проч. Климат, история и социальное устройство Дубай, несомненно, дают благодатную почву для подобных экспериментов, однако в западной архитектуре сейчас в моде скорее обратная тенденция. На передний план выходит стремление создать такие условия и механизмы, которые бы способствовали активному взаимообмену между различными «ингредиентами» среды. «Зеленая» архитектура, сгруппированная в отдельном разделе ni, иллюстрирует именно это.

Многообразные связи архитектуры и природы с некоторой долей упрощения и условности могут быть описаны в четырех модусах, каждый из которых прослеживается на протяжении всей истории зодчества, то уходя в тень, то выдвигаясь на передний план.

Первый модус - отражение природы. Он связан главным образом с пониманием архитектуры как материализованной метафоры порядка, лежащего в основании мира. Предметом отражения в таком случае служит не зелень и холмы соседнего парка, а, скажем, численные закономерности, обеспечивающие гармонию бытия, поиском которой были озабочены древние греки, перенесшие свои знания пропорций в архитектуру. Высшую идею или силу, находящуюся за пределами видимости или даже за пределами вселенной, но при этом «двигает» ею, можно выразить разными средствами: ротондальный классицистический храм, чей круг олицетворяет Бога, сближается в данном контексте со штаб-квартирой CCTV Рема Колхааса, где раскосы на фасаде изображают работу сил напряжения в конструкции. Очевидно, что образная роль здесь подавляет прагматическую: подобная архитектура не «просто дом», в ней выражается претензия на статус знака, святилища или монумента.

Второй модус - подражание природе. Здесь также превалирует забота об очертаниях архитектуры, но фокус интереса переносится с абстрактных умозрительных идей на интерпретацию конкретных и единичных явлений окружающей действительности.


В Новой истории эта тенденция связана с переходом от феодального общества к буржуазному, со становлением индивидуализма, которое приводит к распаду прежде спаянных социальных структур на отдельные личности со своим особым взглядом на мир и своей самоценной судьбой!. Природа во всем многообразии форм, красок и состояний воспринимается как символ свободной человеческой души, которой естественно присущи непосредственность и оригинальности. Стремление к оригинальности подавляет как претензию на творение универсальных культурных образцов, так и желание следовать уже имеющимся. В качестве прообраза используется то, что имеется под рукой, или то, что является следствием непосредственного чувственного опыта. Так, живописный силуэт дворца герцогини Марльборо, построенного в начале XVIII в. Джоном Вэнбру, перекликается с формами окружающего ландшафта, терминал TWA в Нью-Йорке (1962) Ээро Сааринена изображает гигантскую птицу, а Опера в Осло Snohetta - айсберг или кусок льда. Другим важным результатом становления индивидуализма является повышение внимание к комфорту - к тому, что может обеспечить не только духовное самосовершенствование человека, но и его телесное удовлетворение.

Третья форма взаимоотношений - преображение природы. Любое здание строится из природных материалов, что-то убавляет в мире, а что-то прибавляет. Это, наверное, самый вездесущий аспект преображения, причем необязательно связанный с участком, на котором находится объект. География пространств, преображаемых в ходе сооружения зданий, может охватывать лесоповалы, карьеры, каменоломни и рудники, где добывается сырье, а также многочисленные заводы и мастерские, где производятся различные конструкции. На передний план выходит не форма, а процесс и связанные с ним факторы, такие как экономия ресурсов, в частности энергосбережение.

И наконец, четвертый модус взаимоотношений мы определим как преумножение природы. Его примеры встречаются уже в древности: например, в Месопотамии дефицитная плодородная земля переносится на плоские кровли зданий, возникают висячие сады. Более близкие нашему времени примеры уже связаны не с недостатком ресурсов, а с желанием скрасить монотонность повседневности, увеличив ее биологическое разнообразие. Возникают оранжереи и теплицы, самые известные из них строятся в викторианской Англии: упомянем Кью-гарденс и творения Джона Пэкстона.

Как остроумно замечает немецкий философ Петер Слотердайк, растения в оранжереях становятся чем-то вроде «ботанических аналогов индийских приживал (homeboys) и арапчат в тюрбанах, которых можно обнаружить в идиллических колониальных сценах».

Компания Клипсо Юнион, официальный поставщик продукции Clipso в Украину и страны СНГ

Clipso.ua

Запущен обновленный сайт компании "Клипсо Юнион" по адресу clipso.ua. Добро пожаловать!

Вызов замерщика

Вызвать замерщика

Поиск

Экологичность

Согласно экологическим нормам Франции, продукция Clipso практически не содержит вредных веществ и соединений.