г. Киев
пр. Московский 8, офис 316

тел.: (044) 237-18-47
Главная Наши работы Вопрос - Ответ Контакты

Архитекторы-мы, люди, меняющие мир

Портогези показал выставку «Присутствие прошлого».

ОМА и АМО были одержимы прошлым с момента своего создания. Сначала мы хотели сделать выставку 26 наших проектов, в которых мы работали со временем и историей и которые раньше не предъявлялись публике в таком качестве. В этом зале мы показываем документальные свидетельства с этих усилий. Но 2010 год - идеальный перекресток двух тенденций, последствия которых для архитектуры до сих пор не получили теоретического осмысления: стремления мировых сил «охраны наследия» спасти все большие и большие территории нашей планеты, и - дополняющего его? - столь же глобального зуда стереть все следы послевоенного периода, когда архитектура была важным средством преобразования общества. Во втором зале мы показываем извращенную одновременность сохранения и разрушения, полностью уничтожающую ощущение линейной эволюции времени. Взятые вместе, два зала документируют наш период острого ХРОНОХАОСА.

В волны девелопмента, со всевозрастающей скоростью преобразующего нашу планету, встроена иная форма трансформации: по экспоненте растет часть поверхности Земли, объявленная неприкосновенной с помощью различных режимов охраны. Огромная часть нашего мира (около 12%) теперь находится все досягаемости, подчиняясь режимам, которых мы не знаем, которые не осмыслили, и на которые не можем повлиять. Исподволь достигнув апофеоза, охрана наследия толком не знает, что ей делать со своей новой империей.

По мере того как год от года возрастает масштаб и значение охраны наследия, отсутствие теории и недостаток интереса к этой кажущейся маргинальной сфере становится опасным. После таких мыслителей, как Рескин и Виолле-ле-Дюк, заносчивые модернисты смотрели на специалистов по охране наследия как на людей, занимающихся тщетной и не имеющей отношения к реальной жизни деятельностью. Постмодернизм, несмотря на свою показную приверженность прошлому, в этом отношении был не лучше. В настоящий момент практически отсутствует какое-либо представление о том, как наладить мирное сосуществование между радикальными переменами и радикальной же неподвижностью, которые определят наше будущее.

По мере того как мы направляемся к высшей точке охраны наследия, нарастают и накапливаются следующие неясности и противоречия:

• Критерии отбора по самой своей природе неопределенны и растяжимы, поскольку они должны охватывать все разнообразие условий в мире.

• Течение времени остановить невозможно, но в арсенале защитников наследия нет концепции того, как поступать с приносимыми временем изменениями, как «сохраненное» может оставаться живым и при этом развиваться.

• Сфера охраны наследия мало обращает внимания на то, как понятие постоянства интерпретировалось разными культурами, или на различия в материале, климате и среде, которые сами по себе требуют радикально различных способов сохранения.

• Следуя собственной скрытой идеологии, охрана наследия предпочитает определенные аспекты подлинности. Другие - как правило, сложные в политическом отношении,- она затушевывает, даже если они принципиально важны для понимания истории.

• В результате постоянно растущих амбиций охраны наследия временной промежуток между строительством нового здания и требованием его сохранить сократился от двух тысяч лет практически до нуля. Из ретроспективной деятельности охрана наследия скоро превратится в перспективную, вынужденную принимать решения, к которым она совершенно не готова.

• Охрана наследия, раньше находившаяся в основном в сфере культуры, превратилась в вопрос политики, а само наследие - в право гражданина, в результате чего, как все другие права, стала подчиняться политкорректности. Источая ауру подлинности и любовной заботы, охрана наследия может невольно запустить массивные волны девелопмента. Во многих случаях прошлое становится единственным планом для будущего...

• В охране наследия сохраняется приоритет исключительного-того, что заслуживает сохранения, - и это само по себе создает искаженное представление о прошлом. Исключительное становится нормой. Отсутствует идея того, что нужно сохранять и заурядное, типовое.

В охватившей весь мир волне отвращения объятий охраны наследия избежал один конкретный тип архитектуры. Сезон охоты был объявлен на послевоенную социальную архитектуру. В момент наивысшего подъема общественного сектора экономики возникли условия для расцвета архитектуры как социального проекта. Теперь, когда общественный сектор, подорванный рынком, находится в полном упадке, такие условия исчезли. В наше время сложился глобальный консенсус о том, что послевоенная архитектура - и заложенный в ней оптимизм относительно способности зодчества организовывать социум-была полным провалом как эстетически, так и идеологически. Отказ от прежних идеалов выразился в пышной архитектуре рыночной экономики, с изначально заложенным в нее «сроком годности».

Точно так же, как модернизация - частью которой она является, - охрана наследия была изобретена на Западе. Но с ослаблением западной цивилизации она ускользает из рук Запада. Уже не мы определяем ее ценности. Мир нуждается в новой системе посредничества между сохранением и развитием. Возможен ли в модернизации некий аналог продажи квот на вредные выбросы? Может ли одна модернизирующаяся нация «платить» другой, чтобы та не менялась? Может ли отсталость стать ресурсом, как тропические леса Коста-Рики? Должен ли Китай спасать Венецию?

Марш сохранения наследия делает необходимым создание теории его противоположности: не о том, что сохранять, а о том, от чего отказываться, что стирать и оставлять позади. Система поэтапного сноса, например, позволит отказаться от неубедительного притворства в том, что современная архитектура, построенная в иных материалах и экономических условиях, может обладать таким же постоянством, как историческая. Такой подход выявит под тонкой коркой нашей цивилизации tabula rasa, готовую освободиться как раз тогда, когда мы (на Западе) отказались от этой идеи.











Интервал между сегодняшним днем и сохраняемым наследием все уменьшается и вскоре совсем исчезнет. С этого момента мы должны смотреть не только назад, но и вперед; нам придется заранее решать, что достойно сохранения...






Современная идиллия? Мы почти не замечаем этого, но сельская местность меняется так же быстро, как и города. Просто она лучше поддерживает видимость постоянства

Все меньшее число работников, «импортированных» из более дешевых континентов (а не фермеров) обрабатывают поля, на которых раньше было занято почти все население Европы...






Сильный общественный сектор создал условия, в которых был возможен расцвет архитектуры как социального проекта...

Сделанный для людей, Лучезарный город выполнен в человеческом масштабе. В нем есть также присущая современным технологиям грубовата я сила, и он демонстрирует новое великолепие голого бетона.

Он вносит в жилье поразительные современные ресурсы.






КОНВЕНЦИЯ ОБ ОХРАНЕ ВСЕМИРНОГО КУЛЬТУРНОГО И ПРИРОДНОГО НАСЛЕДИЯ

Генеральная конференция Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры, собравшаяся в Париже с 17 октября по 21 ноября 1972 г. на свою 17-ю сессию,

Констатируя, что культурному и природному наследию все более угрожает разрушение, вызываемое не только традиционными причинами повреждений, но также и эволюцией социальной и экономической жизни, которая усугубляет их еще более опасными, вредоносными и разрушительными явлениями,

Принимая во внимание, что повреждение или исчезновение любых образцов культурной ценности или природной среды представляют собой пагубное обеднение достояния всех народов мира,

Принимая во внимание, что охрана этого наследия на национальном уровне часто бывает недостаточной в связи с объемом средств, которых она требует, и недостаточностью экономических, научных и технических ресурсов страны, на территории которой находится ценность, подлежащая защите,

Напоминая, что в Уставе Организации предусматривается, что она помогает сохранению, прогрессу и распространению знаний, заботясь о сохранении и об охране всеобщего наследия человечества, а также рекомендуя заинтересованным народам заключение соответствующих международных конвенций,

Считая, что существующие международные конвенции, рекомендации и резолюции в пользу культурных и природных ценностей свидетельствуют о той важности, которую представляет для всех народов мира сохранение уникальных и незаменимых ценностей независимо от того, какому народу они принадлежат,

Принимая во внимание, что некоторые ценности культурного и природного наследия представляют исключительный интерес, что требует их сохранения как части всемирного наследия всего человечества,

Принимая во внимание, что в связи с масштабом и серьезностью новых опасностей, которые им угрожают, вес международное сообщество должно участвовать в охране обладающего исключительной ценностью природного и культурного наследия, предоставляя коллективное содействие, которое, не заменяя деятельности заинтересованного государства, на территории которого находится ценность, ее эффективно дополнит,

Принимая во внимание, что с этой целью необходимо принять новые договорные положения, устанавливающие эффективную систему коллективной охраны памятников выдающегося универсального, культурного и природного значения, организованную на постоянной основе в соответствии с современными научными методами,





Компания Клипсо Юнион, официальный поставщик продукции Clipso в Украину и страны СНГ

Clipso.ua

Запущен обновленный сайт компании "Клипсо Юнион" по адресу clipso.ua. Добро пожаловать!

Вызов замерщика

Вызвать замерщика

Поиск

Экологичность

Согласно экологическим нормам Франции, продукция Clipso практически не содержит вредных веществ и соединений.