г. Киев
пр. Московский 8, офис 316

тел.: (044) 237-18-47
Главная Наши работы Вопрос - Ответ Контакты

Группа IAUC IAUC architectes et urbanistes (Париж)

Стимулировать Большой Париж

Интернациональная команда, ведомая молодым парижским бюро IAUC (рук. Джамель Клуш), представляет неортодоксальный взгляд на урбанизм. Пожалуй, наряду с проектом MVRDV их работа является самой оригинальной из полученных в ходе исследований Большого Парижа.

А) От чертежей к ситуациям

Работа IAUC носит двухчастный характер (сначала рассмотрение вопросов, связанных с метрополией будущего вообще, затем - с Большим Парижем) и строится на применении «дальноблизкой оптики», если воспользоваться выражением немецкого философа Петера Слотердайка, то есть на столкновении заднего и переднего планов, крупного и мелкого масштабов: масштаба метрополии в целом и масштаба отдельного места, отдельного объекта, отдельной ситуации. «Мы не предлагаем ни модели, ни плана, ни образа идеальной "посткиотской" метрополии или Большого Парижа в будущем,-заявляют архитекторы.- Мы отталкиваемся от признания того факта, что метрополия завтрашнего дня уже здесь, что "делание метрополии" должно откликаться прежде всего на глобальные культурные вызовы; интерес проекта заключается в том, чтобы утвердить многообразие форм существования метрополии».

Исследование IAUC концентрируется на двух главных вопросах:

• Что такое метрополия XXI в. или, скорее, «климат» современной метрополии? Каким образом можно его представить, выразить его разнообразие, сложность и многочисленные возможности, которые открывает использование этого понятия?

• Как добиться того, чтобы думать одновременно и о конкретных деталях, благодаря которым среда приобретает или теряет качество, и о метрополии, вписанной, в свою очередь, в планетарные системы и связи?

Поиск ответов на эти вопросы подразумевает поиск адекватного метода работы, определения четких исходных установок. Таких установок у IAUC четыре. Именно они обусловливают структуру и порядок работы.

А.1) Дрейф в сторону метрополитанского состояния

«Метрополия - это не местность, которую можно нарисовать. Это состояние, которое можно описать. Как постичь, помыслить, направить метрополитанский архипелаг, который является не формой с четко определенными границами, но совокупностью ситуаций! Метрополия сделалась многополярной и разнородной». Такая констатация приводит IAUC к отрицанию эффективности традиционных методов урбанизма, основанных на «двойной иллюзии порядка и всевластия» (Рем Колхаас). Современная метрополия с ее коллажным и переменчивым характером требует, на взгляд Джамеля Клуша со товарищи, других подходов: «более интуитивных, более чувствительных, более открытых, более реалистичных, более разнородных, более приблизительных и, наконец, более богатых, тонизирующих».

А.2) Пост-Киото как контекст

Вопрос экологичного неистощительного развития, символом всеобщей озабоченности которым является Киотский протокол, применительно к метрополии теряет свою однозначность. Принципы, технологии и нормативы экоустойчивости хорошо работают в границах квартала или небольшого поселения. Но можно ли эффективно распространить их на метрополию в целом, учитывая, во-первых, то, что она складывалась веками, и, во-вторых, то, что в таких масштабах вряд ли мыслим тотальный контроль? Определенный скепсис IAUC в отношении возможности выстроить функционирование метрополии по лекалам киотского процесса дополняется еще и сомнением в том, что вопросы экологии должны иметь приоритет над экономикой и социальной сферой. Для архитекторов эти три сферы равнозначны. При этом на местном уровне они неизбежно вступают в противоречия. Следовательно, вопросы экологии требуют более гибкого, более субтильного подхода, учитывающего особенности разных мест.

А.З) От нормирования к стимулированию

Менее нормативный, ориентированный на эмпирию подход, по мнению группы IAUC, в наши дни должен быть более успешен. Этот новый проектный реализм направлен на эксперименты скорее с фрагментами, нежели с целостностью. В отличие от установок «высокого модернизма» он подразумевает возможность внесения в то, чем занимается урбанист или архитектор, постоянных улучшений. Такой подход отрицает наличие окончательных и универсальных решений, признает право проектировщика на ошибку при условии, что ситуация обратима. «Остановить взгляд, задать вопрос - это уже действия, уже проект, то есть формирование видения. И отталкиваясь от этого, следует не заключать город в "корсет" правил и норм, а, наоборот, освободить его, стимулировать все его составляющие, раскрывать все его возможности »,- заявляют архитекторы.

А.4) От планов к матрицам, от макетов к ситуациям

Постепенно вырисовывается предлагаемый Джамелем Клушем подход. Обе части проекта (и ту, что посвящена посткиотской метрополии, и ту, что фокусируется на Большом Париже) группа IAUC выстраивает по сходному сценарию, основанному на цепочке из четырех звеньев. При этом традиционная цепочка «статистический анализ-схема территориального планирования-местные регламенты-проект планировки» заменяется на альтернативную: «временная диаграмма (ИтеПпеЬматрица- темы-ситуация».

Временные диаграммы устанавливаю! хронологическую и смысловую связь событий, встраивая развитие территории в исторический, политический, социальный, научно-технический, экономический и культурный контекст. Этот формат позволяет не увязывать жестко одно событие с другим, а сформировать в виде диаграммы определенную хронологическую последовательность, которая открыта для многообразных трактовок и перепрочтений. LAUC создает два монументальных «тайм-лайна». Один из них посвящен истории «устойчивого развития» с 1951 г. до наших дней: хронология различных событий (принятие актов и постановлений на глобальном, европейском и национальном уровне; энергетические кризисы; технологические инновации) совмещается с графиком потребления энергетических ресурсов, включающим его прогноз на долгосрочную перспективу (примерно до 2050 г.). Другая диаграмма дает детальную картину жизни Парижа в период 1778-2009 гг., структурированную по девяти тематическим «коридорам»: политическая и общественная жизнь, институции, культура, транспорт, инфраструктура, формирование агломерации, урбанистические проекты, экономика, ландшафт. (Являясь важным, но все же подсобным материалом, эти огромные таблицы никак не адаптируются ни под журнальный, ни под книжный формат. LAUC нигде их и не публикует. Они были представлены публично только на выставке в Центре архитектуры и культурного наследия в Париже.)

Матрицы позволяют избежать жесткой заданное и предопределенности, свойственной градостроительным планам. В разделе проекта «Метрополия века после Киото» [la Metropole du 21е siecle apres Kyoto, M21AK] 104 IAUC представляет матрицу, составленную на основе выборки из 19 го- 105 родов в различных частях света. Все они отобраны исходя из критериев, связанных не с размером, экономическим успехом или экологичностью, а с качеством среды, изобретательностью, отзывчивостью на вызовы времени и «метрополитанским климатом». Сходная схема работает и для раздела «Прогностическая диагностика парижской агломерации» [le Diagnostic prospectif de [agglomeration parisienne1, DPAP],

Там в матрицу объединены 18 различных территорий, входящих в состав Большого Парижа. «Матрицы сделаны из самого разного "материала": статистических данных, микроповествований, наблюдений, научных исследований, теорий, кинофильмов, романов, анекдотов, - поясняет группа IAUC. - Они не преследуют целью быть объективными или всеохватывающими, ибо напратив и идентичность метрополии на самом деле субъективны, неисчерпаемы, всегда полностью не завершены».

Темы, третья составляющая проектных цепочек, рождаются из матриц посредством абстрагирования и концептуализации. Они обновляют категорийный аппарат «метрополитанской мысли», освобождая его от априорных упрощений и обобщений, свойственных модернистскому подходу.

Последними звеньями цепочек являются ситуации. Потенциальным идеям и возможностям, заложенным в проекте, они сообщают конкретную пространственную форму. Ситуации - это способ говорить одновременно «о локальном микромасштабе, о детали, и о метрополии как состоянии, как "климате"».


В) Матрица для метрополии полифонической и полиморфной

Матрицу из 19 различных городов мира группа IAUC предваряет небольшим эссе, озаглавленным «Прогностика настоящего: Унаследованная метрополия». Ввиду важности понимания идей этой команды позволим себе привести его почти полностью:

«Климат метрополии - культурный, экономический, социальный - приобрел глобальный характер. Раньше были большие города (в Европе), метрополии (на Западе), сейчас же существует глобализированное метрополитанское состояние [la condition metropolitaine]. Это состояние мы наследуем; мы его не определяем, мы его не производим, мы лишь частично и временно ответственны за него; оно прямо здесь, у нас перед глазами, и энергия, которым оно заряжено, поражает нас. Оно разнородно, бесформенно и, конечно, будучи унаследованным, несовершенно и противоречиво.

Подход к метрополитанскому состоянию должен выстраиваться с точки зрения именно климата. Возможно, в этом случае важнее поддерживать культуру метрополии, нежели изобретать модель метрополии. Первый вызов: метрополия обрела глобальный характер, она не может уже рассматриваться исключительно как европейский город. Как тогда выйти из этого города, чтобы возвратиться в него со свежим взглядом? Как открыть микротрещины в урбанистической мысли, угнетенной весом своей истории и изнуренной тиражированием своих "теорем"? Как обновить ее постулаты, углы зрения, методы, инструменты, пропозиции? Посмотреть на что-то другое - без сомнения лучший ответ: посмотреть на что-то другое открытым и незашоренным взглядом в ходе процесса прогнозирования; посмотреть на что-то другое, чтобы спровоцировать европейскую модель, в том числе противопоставить ее себе самой, заставить реагировать.

Второй вызов: экоустойчивое развитие "Посткиотской метрополии XXI века" не должно стать предлогом для разрушения старого города, для нового Гигиенизма, для возведения новой преграды между “чистым" и "грязным”, для культивирования особого превосходства над другими, порождающего новые формы неравенства.

Не может быть стратегии устойчивого развития, единой для всех метрополий; каждый город, каждая ситуация должны иметь возможность изобрести условия устойчивости для самих себя. И разделить их со всем миром. Ибо если мы будем рассматривать Киотский процесс как контекст, а не как комплекс распоряжений свыше, мы также будем рассматривать "устойчивое развитие" как конструкт, создаваемый коллективно.

Этот город, "Метрополия 21 века после Киото", существует и здесь, и там, и еще где-то, существует в виде фрагментов, малых или больших, удачных и не очень, порой ужасающих... но всегда интересных и стимулирующих: надо лишь суметь разглядеть их.

Это, наверное, в конце концов сумма, скопление, шум, образованные всем виденным и пережитым, которые, тем не менее, могут нам лучше всего поведать о метрополии после Киото. О метрополии, которая уже здесь, судьбе который мы более чем когда-либо коллективно и лично причастны, которая скорее производит нас, нежели мы ее строим»з.





Транспортная система, несомненно, главное достижение генплана 1966 г. Куритиба пережила настоящую «транспортную трансмутацию» - превращение одного вида транспорта в другой. Вдохновляясь эффективностью и быстротой метро, но используя при этом автобус, власти этого города создали такую транспортную систему, своеобразное метро на поверхности, соотношения цены и качества которой вызвали зависть во всех концах мира.

Вход в автобусы осуществляется с площадок, похожих на платформы метро, доступ на которые возможен при наличии билета. Сверхдлинные автобусы, имеющие одно или несколько сочленений, чтобы перевозить как можно больше пассажиров, курсируют по выделенным полосам. Вдоль этих транспортных коридоров формируется высокоплотная смешанная урбанистическая ткань - ее появление стимулируется особыми регламентами и налоговыми льготами для жилой и коммерческой застройки.

«Главная проблема Куритибы сегодня заключается скорее всего в огромном разрыве между городом и его пригородами или. выражаясь в терминах геополитики, между муниципалитетом Куритибы и другими 25 муниципалитетами, образующими метрополитанский регион Куритибы».

Эта метрополия централизована чрезвычайно: транспортная система практически не обслуживает пригороды. Система общественных парков, «зеленый пояс» Куритибы, еще больше отрывает город от его окрестностей. На окраинах города множатся gated communities, образуя в пространстве метрополии анклавы и разрывы. Большинство трущоб находятся в пригородах. Некоторые специалисты даже заявляют, что город не интересуется проблемами региона вполне сознательно. Он уже использовал потенциал других муниципий, возможно даже злоупотребил им, чтобы обеспечить у себя достойное качество жизни, чтобы сделаться символом.


Гегемонистическая картина города

Куритиба всегда старалась продвигать определенный имидж. Массивное использование СМИ позволило «построить» и распространить особый образ города - во многом гегемонистический5. Следствием образа города, который решил все свои проблемы, стала гражданская городость его обитателей, очень заметная и грамотно поддерживаемая: «Мэр продвинул идею, что это сказочный город. И люди теперь думают: “Это сказка, и ничего делать не надо”»6.

Но это искусственное видение: «Когда мы разрабатывали генеральный план, в городе насчитывалось 300 тыс. жителей. Мы думаем, что через несколько дней население выросло до полумиллиона. Город буквально взорвался. Я знаю, что генплан Куритибы знаменит, и сам очень его ценю, но сделан он был в 65-м. Метрополия нуждается в новом видении».


Бараны

«30 баранов муниципального стада щипали траву в просторном парке»4.

Символ экономического и экологического планирования, реальной надобности в ощипывании газона нет.

Символ педагогического планирования, эта картина приятна детям. Символ символа, абсолютый пикчереск.


Соберешь мусор - получишь подарок

Сбор мусора в городе проходит под эгидой программы «Отборные отбросы», принятой в 1989 г. Каждый человек, который приносит рассортированный мусор, получает подарок. За 4 кг помоев - 1 кг овощей, проездной билет, билет в театр, сладости. Раз в неделю грузовики собирают бумажный мусор, стекло и пластик, рассортированные жителями по пакетам. Эта система позволяет Куритибе перерабатывать 22% отходов - самый высокий процент в мире, пусть он в последнее время и надает.

360°

Комплекс Suite Vollard - первое в мире жилое здание, которое вращается вокруг своей оси. «Несмотря на то что у комплекса Vollard стеклянные фасады. апеллирующие к характерному для модернизма принципу- прозрачности приватной сферы, он выражает не идею социальной справедливости, а скорее идею неравенства»0.

Suite Vollard построен в Эковиле - gated community расположенном на северо-западе Куритибы вдоль одной из пяти основных транспортных артерий.

Символ в опасности?

Система общественного транспорта постепенно становится перегруженной, число частных автомашин растет. Автобусы в основном обслуживают простой народ. Поддержание системы автобусного сообщения, таким образом, не оказывает влияния на закрепление в городе среднего класса. Но из-за машин тускнеет символ (экологичность и эффективность общественного транспорта). Надо было бы создать альтернативные, более «люксовые» системы общественного транспорта, способные конкурировать с автомобилем. Но из-за этого опять же символ (экономичного планирования) может потускнеть. Нерешаемая задачка? Символ парадоксального характера Куритибы.

КУРИТИБА

Образцовый город, прежде всего знаменитый благодаря своей системе общественного транспорта, которая изучалась, а затем и воспроизводилась во многих уголках мира. Город - плод стратегического видения, активности своего лидера (Жайме Лернера), свободы проведения масштабных преобразований и поддержки этих преобразований со стороны военной диктатуры. Та оказалась вполне адекватной политической системой для того, чтобы в сжатые сроки воплотить новаторские идеи генерального плана 1965 г., на котором до сих пор основано развитие Куритибы, пусть в последнее время эти основания и становятся все более и более шатки.

Символ

Развитый город в развивающейся стране: образец города, символ безупречного планирования с точки зрения экономики, экологии и общественных отношений (три столпа «устойчивого развития»). Примат символа - чтобы оставить символ нетронутым, надо ли закрывать глаза на проблемы?



Разрекламированный город.

«Постмодернистская вариация на тему “города-ловушки". Дубай сумел извлечь суперприбыль из нефтяного бизнеса и вложить ее в свой единственный настоящий природный ресурс - песок»1. Чтобы поддержать экономическое развитие. Дубай вел политику стимулирования строительного бума: «пустынное побережье эмирата превратилось в комплексную сеть, к которой транснациональную элиту проектировщиков и девелоперов пригласили подключить кластеры развития хай-тека, развлекательные центры, искусственные острова и т.д.» Начиная с 2002 г. иностранцы могут приобретать недвижимость в Дубае, что позволяет состоятельной публике покупать виллы и квартиры в различных комплексах, тем самым подстегивая рост.

Отель Burj-AI-Arab, торгово-развлекательные комплексы Burj Dubai Mall и Deira City Center, всесезонный горнолыжный центр Dubai Sunny Mountain Ski Dome... Дубай - это собрание «микроклиматов». Кажется, разрыв между фасадом, который с помощью всяких архитектурных излишеств стремится стать иконическим. и интерьером существует повсюду: то. что находится внутри здания, функционально, социально, климатически существует совершенно отдельно от его оболочки. Learning from Las Vegas? Возможно.

Микроклиматы, часто очень тонко настроенные, созданы для того чтобы притягивать и удерживать массы (и попутно заставлять их потреблять) - совсем как в Лас-Вегасе с его Стрипом. Фрагментация города здесь не проблема, ведь в Дубан все происходит в интерьере - под защитой от палящего зноя.

В Дубае ничего не надстраивается - только пристраивается.

«Здания самодостаточны, они образуют ансамбли только в силу малого расстояния между собой». Дубай становится городом лишь благодаря близости домов друг к другу: единственный способ сформировать урбанистическую ткань из «микроклиматов» - это их склеить, присоседить один иконический объем к другому и в результате добиться специфической образности: «Без Бурдж-Халифа. Пальмы и архипелага “Мир” кто бы говорил сейчас о Дубае? Речь не идет об одиночных экстравагантных проектах. Только все вместе они способствуют строительству бренда».

7 миллионов туристов в 2007 г., на 2015-й запланировано 15 млн. В этот зачарованный мир. повернутый на потреблении, люди едут просто чтобы развлечься, ну и параллельно - за покупками. Практически полное отсутствие налогов (например, НДС) превращает Дубай в настоящий рай магазинов. Стратегическая роль торгового узла Залива превращает Дубай в гигантский дьюти-фри, увеличенный до масштабов города. Самые крутые распродажи происходят именно в Дубае: ежегодно с 24 января по 24 февраля там организуется Фестиваль шоппинга, привлекающий 2 млн посетителей.


Номер 1 в мире


Бурдж-Халифа - самое высокое здание в мире: 7-звездочный Бурдж-аль-Араб - самый высокий отель в мире: «Мир» - архипелаг насыпных островов в форме карты нашей планеты.

«Я хочу быть № 1 в мире». В плане архитектурных излишеств, чрезмерного размера и масштаба, высоты, роскоши и кондиционирования Дубая точно бьет всех.

В архитектурной «выставке» Дубая активно участвует бюро ОМА: им спроектированы пластина небоскреба 200x300 м. «икона» в форме черной звезды, прибрежная зона, башня «Порше» и т.д. В мире унаследованных метрополий Дубай остается единственным чистым листом, на котором могут быть написаны «романы» о новых идентичностях. Колхаас отказывается считать города Залива капризными детьми западного мира’. Эта метрополия уже отвоевала у моря площадь, в 2,5 раза превышающую площадь Манхэттена. Не идет ли речь о новой форме оптимизма, сотканной из лоботомий и схизм?

Dubai Sunny Mountain Sky Dome

6000 тонн снега образуют искусственную гору, спрятанную под огромным куполом из стали. Тонкий слой стекла и 40°С отделяют ее от пустыни.

Шизофренический микроклимат, упорно поддерживающий зрительную связь со своим окружением. Dubai Sunny Mountain Ski скоро распахнет свои двери. Это будет самый большой в мире снежок.

Труженики

«Не менее, чем от дороговизны нефти. Дубай зависит от дешевизны рабочих рук»6. Впрочем, это не слишком бросается в глаза. Скрытая сторона Дубая - «синие воротнички», населяющие кулисы эмирата.

Не имеющие паспортов, работающие в тяжелейших условиях, помещенные в бараки на периферии эти пролетарии живут в другой стране - без кондиционирования, но с альтернативным путем развития.

ДУБАЙ

1966: В эмирате обнаруживают «черное золото».

2010: Весь ВВП Дубая должен формироваться доходами не от нефти.

Дубай все понял. Разнузданный, незакомплексованный, но гиперконтролируемый город (сиречь Шейх Мохаммед Аль-Мактум) прямо заявляет о своих намерениях: «Я хочу быть № 1 в мире». Всю свою энергию и все свои финансовые ресурсы город потратил на то. чтобы превратить свой эмират в активную мировую экономическую площадку, настоящий рай свободного предпринимательства. Пари выиграно: Дубай стал важнейшим центром торговли, финансов и развлечений в Заливе.

Кондиционирование

Кондиционирование - ключевое слово Дубая. Оно делает город.

Кондиционирование = активирование: город формируется посредством устраиваемых стенка к стенке кондиционированных интерьеров, в которых все время поддерживается искусственный климатический режим. Действуют только два правила: надо создавать «иконы» формально и особую атмосферу («микроклимат») функционально.


Хайдарабад - наименее развитый город Индии. Безграмотность, высокая детская смертность, острая нехватка общественного транспорта, инженерных сетей, предприятий сферы услуг - все это Хайдарабад. Изначально процесс создания хорошего инвестиционного климата опирался здесь не на развитую инфраструктуру обслуживания, а на формирование сверхспециализированных кластеров. Приток инвестиций затрагивает только одну часть Хайдарабада: «Старый город практически является карикатурой на тот образ, который часто приписывают Индии: грязный, многолюдный, шумный. Здесь живут только те, кто не может переселиться в другое место»2.

Утечка и приток «мозгов»: утечка индийских «мозгов» в 90-е годы в направлении США оборачивается теперь притоком «мозгов» в Хайдарабад. Создание Города хай-тека (Hitec City), которое вызвало беспрецедентный всплеск технического развития, произошло во многом под воздействием диаспоры в Соединенных Штатах. Рожденная таким образом синергия притягивает теперь потоки «мозгов» в Хайдарабад. С одной стороны, это индийские «мозги», которые возращаются на родину. с другой - «мозги» импортные, принадлежащие обосновывающимся здесь иностранным специалистам.



Город хай-тека, квартал Гачибовли (Gachibovvii), Фаб-сити (Fab City). Геномная долина (Genome valley) - серия сверхспециализированных кластеров, которые развиваются в городе. Между разными предприятиями в кластере устанавливаются, как правило, партнерские отношения. В то же время присутствует и элемент соревновательности: общие интересы предприятий класт ера не означают отмены конкуренции.

В результате создания университетов и исследовательских лабораторий возникает синергетический эффект: производственные фирмы поддерживают теснейшие связи с учебными и научными учреждениями. Фирмам такое соседство дает и еще один плюс, ведь на месте всегда можно найти высококвалифицированные кадры.

Вместе с созданием этих кварталов город потихоньку развивается: расширяет дороги, строит эстакады, торговые центры, самый современный в стране аэропорт. Да. и не надо забывать: через несколько лет в Хайдарабаде будет метро! Однако акцент на высоких технологиях имеет и оборотную сторону: жизнь бедных из года в год становится тяжелее. Город сейчас старается подтянуть промышленный сектор, чтобы создать места приложения труда для низкоквалифицированной рабочей силы.

В противоположность другим большим городам Хайдарабад не является городом-сетью, надстроившим глобальную сеть. Его развитие идет в обратном направлении - от глобальной сети к сети городской. Сейчас он становится «мировым городом» и адаптирует свою инфраструктуру- под свой новый статус. Сможет ли это движение охватить все население Хайдарабада?

Индийская школа бизнеса


Открывшись в 2002 г., сейчас она занимает 20-е место в списке лучших мировых школ, присваивающих степень MBA. Соседство с компанией «Майкрософт» вуз использует на всю катушку. Находясь в Городе хай-тека, он служит источником новых сотрудников для предприятий, которые обосновываются в этом кластере. Школа также вносит значительный вклад в приток «мозгов», способствуя созданию вокруг себя исследовательских центров.

Microsoft

В 1998 г. компания Microsoft решила открыть в Хайдарабаде свой первый исследовательский центр за пределами США. Этот выбор дал мощный толчок к приходу в город других компаний из сферы IT.

В настоящий момент филиал Microsoft в Хайдарабаде насчитывает 3000 сотрудников. «Поскольку наш кампус построен не только для работы, но и для развлечений, многие сотрудники со своими семьями проводят здесь и выходные»4. Золотая клетка манит множество работников.

Высокая квалификация

Каждое утро у ворот Города хайтека выстраивается длинный хвост: десятки человек, каждый еще более квалифицированный, чем его сосед, терпеливо ждут, когда наниматели пригласят их на интервью. Мозги стоят в очереди.

Международный аэропорт Раджива Ганди

Чтобы соответствовать глобализации современной экономики, в марте 2008 г. в 20 км от Хайдарабада город построил международный аэропорт. Это самый современный аэропорт в стране - круче, чем в Бангалоре и Бомбее. Хай-тек любит керосин: за один год количество полетов в Хайдарабад возросло на 26,1%.

Компания Клипсо Юнион, официальный поставщик продукции Clipso в Украину и страны СНГ

Clipso.ua

Запущен обновленный сайт компании "Клипсо Юнион" по адресу clipso.ua. Добро пожаловать!

Вызов замерщика

Вызвать замерщика

Поиск

Экологичность

Согласно экологическим нормам Франции, продукция Clipso практически не содержит вредных веществ и соединений.