г. Киев
пр. Московский 8, офис 316

тел.: (044) 237-18-47
Главная Наши работы Вопрос - Ответ Контакты

Хронохаос

Выставка бюро ОМА Preservation (второе название «Хронохаос») была, пожалуй, наиболее содержательной из всех показанных на 12-й Биеннале архитектуры в Венеции. Рем Колхаас, самый влиятельный архитектор современности (врученный на открытии Биеннале-2010 «Золотой лев» еще более укрепил его статус), предъявил публике свою концепцию сохранения наследия. Вероятно, выбор такой несколько неожиданной темы для большой выставки на важнейшем архитектурном форуме мира был обусловлен тем, что в те же дни Колхаас презентовал проект реконструкции одного из знаменитых венецианских зданий, Фондако деи Тедески, под универмаг с развитой культурной программой (в здании предусматривается устройство пространства для кинопоказов и выставок). Впрочем, размышления на тему сохранения наследия, вернее, на тему взаимодействия новой и исторической архитектуры, выросли из многолетней проектной практики ОМА.

Наша публикация охватывает в основном концептуальную часть выставки, но в экспозиции была и вторая составляющая: 25 проектов бюро ОМА, так или иначе затрагивающие тему времени, истории, взаимодействия между старым и новым, составляли контекст и поясняющий комментарий к основной концепции.

А она подана не то что полемически, а просто провокационно, заостряя внимание на нуждающихся в переосмыслении вопросах. Текст «Конвенции об очистке от всемирного хлама», вывешенный параллельно с текстом Конвенции ЮНЕСКО о Всемирном наследии, при первом прочтении воспринимается как чудовищная пародия, переворачивающая все ценности, на которых основывается охрана наследия: некоторые посетители даже уходили с выставки с впечатлением, что «Колхаас призывает снести все памятники». А это, конечно же, не так. Декларация ОМА предлагает выход из ситуации, когда экстенсивное расширение застроенных территорий уже далеко не всегда возможно, и при этом значительные части их защищены различными режимами охраны, сильно ограничивающими возможности новой архитектуры.

Колхаас не дает прямого ответа на вопрос, что именно он относит к категории «хлама», который необходимо сносить, но представление об этом можно составить, ознакомившись с показанным на выставке предложением по реконструкции района Дефанс (с. 206). Оно заключается в поэтапном и поквартальном сносе всех зданий, отслуживших 25-летний срок, за исключением тех, которые обладают очевидными архитектурными достоинствами или «сентиментальной ценностью». «Мы бы сохранили. .. Нантер, здание суда, парк, станцию - и, конечно же, Большую Арку, CNIT и башню Fiat, чтобы сформировать парижский Акрополь XX века». Сносимые же здания «трудно рассматривать сточки зрения нормальных исторических соображений», так как «их материалы не подходят для вечности, их программы просто выражают мимолетные финансовые интересы».

Предлагаемые карты «зачистки» исторических мегаполисов свидетельствуют, что вопрос о возможности сноса зданий, построенных неиндустриальными методами и до 1950 года, Колхаас не рассматривает вообще. С обозначением этой даты возникает еще одна тема выставки - судьба наследия 1950-1970-х годов, когда государства послевоенной Европы пытались построить общества всеобщего благоденствия и активно пользовались архитектурой как инструментом социальной инженерии.

С победой идеологии либерального рынка построенные тогда здания стали крайне непопулярными, многие из них утратили свои функции или пришли в упадок и в последние годы либо активно сносятся, либо находятся под угрозой сноса. И вот здесь Колхаас становится на позиции защиты, отстаивая ценность как найденных в этот второй героический период модернизма конструктивных и планировочных решений, так и тех социальных идей, которые были в них воплощены. Этому посвящены проекты «спасения» района социального жилья Бийлмер в Амстердаме (1966, предложение ОМА -1986) и реконструкции едва избежавшего сноса здания Института Содружества в Лондоне (RMJM, 1962, проект ОМА - 2006).


Колхаас не борется с наследием. Он борется с защищающими его организациями (хотя ОМА впрямую сотрудничала с ЮНЕСКО в работе над реабилитацией бывшего комплекса угледобычи Цолльферрайн, с. 203), отстаивая право архитектора более свободно обращаться с историческими зданиями и исторической средой, пытаясь доказать, что хорошо продуманное вмешательство не противоречит интересам памятника, а наоборот, зачастую бывает единственным способом новую жизнь. В этом есть своя правда, но практика (а наша, российская, особенно) показывает, что реализация творческих амбиций современного архитектора в большинстве Хронохаос случаев приводит к разрушению или значительному искажению старинного 170 здания, становящегося для него средой. 171

Надо сказать, что борьба за это право подталкивает Колхааса к поискам более деликатных способов «активации потенциала». Проект новой экспозиции санкт-петербургского Эрмитажа, подготовленный ОМА в 2008 году, - образец «тонкой настройки», которая позволит значительно усовершенствовать функционирование огромного музейного комплекса с минимальным вмешательством в его физическую субстанцию. В последнее время роттердамское бюро оттачивает метод «не делать почти ничего», подразумевающий раскрытие потенциала объекта с помощью почти незаметных, точно направленных воздействий (концепция развития Ливийской Сахары, 2010).

Однако, возвращаясь к началу, проект реконструкции Фондако деи Тедески не отнесешь к образцам невмешательства. В данном случае Колхаас вполне вольно обращается со зданием начала XVI века. Он перекрывает двор и делает надстройку на крыше, что вызвало бурю протестов со стороны людей, которым дороги подлинные памятники. Защищая свой подход, Колхаас напоминает о том, что наследие - это не только материальная субстанция. Венеция славилась в веках как перекресток коммерции и культуры, и именно смесь этих составляющих вернет к жизни дом, когда-то бывший торговым представительством германских купцов, которые умели ценить культуру настолько, что поручили Джорджоне и Тициану покрыть фасад своего венецианского дома фресками. Теперь на месте этих исчезнувших росписей появятся новые, а главное, здание, заброшенное со времен Наполеона (в конце XX века оно служило почтамтом), вновь будет активно использоваться, и его назначение будет не сильно отличаться от исторического.

«Нематериальная» составляющая наследия - важный пункт концепции Колхааса.

Он указывает на то, что принятые в современной охранной практике подходы очень часто оказываются разрушительными для естественной жизни, которая текла в старинных стенах до того, как они были объявлены объектами наследия. Это реальная проблема, как и воздействие на историческую среду притока туристов, увеличивающегося после присвоения высокого охранного статуса, и как необходимость изыскивать средства для проведения реставрации и поддержания памятников в надлежащем состоянии. Иногда «нематериальное наследие» играет на руку архитектору (позволяет обосновывать вмешательство исторической функцией, как в венецианском проекте Колхааса), но столь же часто ложится дополнительной тяжестью на его совесть. На выставке отсутствует самый громкий проект ОМА последних лет, здание штаб-квартиры китайской государственной телекомпании CCTV, для строительства которого были снесены кварталы традиционных жилищ -хутунов, которыми Колхаас искренне восхищается. Отзвук этой травмы можно найти в концепции культурного квартала Западный Коулун в Гонконге, где новые культурные пространства встраиваются в неказистую, но чрезвычайно витальную существующую среду. Насколько реализуема подобная стратегия, покажет время, но очевидно, что в данном случае трудность задачи становится стимулом для творческого поиска.

Таким же стимулом должна стать для сложившейся системы охраны наследия выставка Preservation. В ней должны найтись силы, способные дать ответы на вызов Колхааса, чтобы в этой борьбе и взаимном уточнении позиций родились методы, способные одновременно обеспечить сохранение наследия и сделать его частью нашей жизни.

Концепция, лежащая в основе выставки, станет также и основой преподавания темы Preservation в недавно созданном московском Институте медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». В связи с этим на «Стрелке» прошел круглый стол, на котором Рем Колхаас встретился с московскими профессионалами и представителями общественных движений, борющимися за спасение архитектурного наследия Москвы, где система охраны, как и вообще в России, очень слаба и мало чем напоминает монстра,

Плакаты, иллюстрирующие различные аспекты концепции сохранения наследия, были ря дами развешаны в зале

История ОМА, показанная сквозь призму 25 проектов, так или иначе связанных с темой наследия, была представлена в виде отрывных листков, из которых каждый мог составить свой каталог которого рисует выставка. По окончании круглого стола Колхаас дал интервью Марине Хрусталевой, председателю правления MAPS (Московского общества охраны архитектурного наследия), в котором уточнил свою позицию в местном контексте. Вместе с этим интервью мы публикуем комментарий профессора МАРХИ Наталии Душкиной, неоднократно выполнявшей функции эксперта ICOMOS по включению новых объектов в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Иллюстрации предоставлены ОМА.


Компания Клипсо Юнион, официальный поставщик продукции Clipso в Украину и страны СНГ

Clipso.ua

Запущен обновленный сайт компании "Клипсо Юнион" по адресу clipso.ua. Добро пожаловать!

Вызов замерщика

Вызвать замерщика

Поиск

Экологичность

Согласно экологическим нормам Франции, продукция Clipso практически не содержит вредных веществ и соединений.