г. Киев
пр. Московский 8, офис 316

тел.: (044) 237-18-47
Главная Наши работы Вопрос - Ответ Контакты

Новый метаболизм

Экспозиция японского павильона на XII Венецианской биеннале архитектуры посвящена пятидесятилетию метаболизма - первого влиятельного архитектурного движения в Японии, о котором узнал мир. В центр своей теории метаболисты, к которым примыкали ставшие потом всемирно знаменитыми архитекторы Кензо Танге, Кисё Курокава, Кионори Кикутаке, Арата Исодзаки, ставили идею незавершенности и постоянного изменения архитектурной композиции. Свою основную задачу они видели в обеспечении условий, позволяющих меняться и развиваться во времени и пространстве как отдельным сооружениям, так и крупным комплексам. И хотя таким амбициозным градостроительным концепциям, как проект освоения акватории Токийского залива Танге, «Город-спираль» Курокавы, «Морской город» Кикутаке, «Город в воздухе» Исодзаки, так и не суждено было претвориться в жизнь, идея постоянного изменения, имеющая глубокие корни в национальной традиции японцев, и по сей день характеризует развитие Токио.


В отличие от предыдущих эпох, когда различные градостроительные модели формировалась под влиянием господствующих классов (сначала аристократии, затем буржуазии), структура современного Токио является порождением тотальной демократии. У японской столицы нет какого-либо генерального плана. Большая часть города представляет собой жилые районы - бывшие пригороды, поглощенные в процессе роста. Землевладения в этих районах постоянно измельчаются: с 1920-х гг. они уменьшились в среднем в три раза - с 240 до 80 кв. м. Основной элемент застройки - частный дом с небольшим участком земли. Ввиду особенностей японского стиля жизни, все время открытого к переменам, средний срок службы такого дома составляет всего лишь 26 лет. Однородная, равномерно застроенная среда лишена проявлений социальных различий. Она расщеплена на мельчайшие фрагменты, которые постоянно меняются «снизу» - по инициативе домовладельцев.

В отличие от Европы, где процесс формирования структуры городов обусловлен наличием «красных линий», параметров высотности и ансамблевых принципов организации пространства, Токио представляет собой довольно хаотичное скопление отдельно стоящих зданий, хозяева которых, соблюдая минимальные строительные ограничения, вольны делать с ними все что угодно. Архитектурные объемы никак не соотносятся друг с другом - десятиэтажные офисные здания зачастую соседствуют с двухэтажными жилыми домами 1920-х годов. Участников строительства совершенно не волнует их ближайшее окружение. Тем, что даже в центральной части Токио никто не заботится о поддержании какой-либо средовой взаимосвязанности, отчасти вызвано появление там самых эксцентричных флагманских магазинов крупнейших мировых брендов в области моды. Являясь в большей мере символами, чем зданиями, они служат в первую очередь главной задаче маркетинга - продавать образы. Такие здания, как, например, дома-бутики Prada Херцога и де Мерона, TODS и Mikimoto Тойо Ито, Louis Vuitton Джун Аоки, сами по себе становятся громадной рекламой, которая, благодаря всевозможным СМИ, привлекает далеко за пределами Японии.

В противоположность этой тенденции куратор экспозиции павильона Японии на XII Биеннале архитектуры в Венеции архитектор Ко Китаяма призывает переключить внимание публики с ярких образов иконической архитектуры на сферу повседневной жизни. После краха мировой экономики в 2008 году Китаяма предлагает рассматривать город не как арену деловой активности, а в первую очередь как среду коллективного обитания, ведь его большая часть занята жильем. Выставка показывает современный Токио сквозь призму проблем частного домостроения, где в последние десятилетия стали складываться весьма тревожные тенденции.


Частные дома Токио восходят к появившейся в двадцатые годы типологии японского жилища - двухэтажного односемейного деревянного дома на собственном участке с палисадником. Учитывая 26-летний период службы такого дома, в японской столице выделяется несколько поколений жилищ - каждая новая генерация застройки становится по сравнению с предыдущей плотнее и выше. Рост цен и налогов заставляет жителей постоянно делить и продавать земельные участки, что приводит к сокращению наделов до микроскопических размеров. В процессе активного уплотнения здания постепенно «съедают» воздух, заполняя все пространство в границах домовладений. Практически полностью исчезает метаболизм площадь под озеленение: традиционные для японцев палисадники съеживаются до размеров полок с комнатными растениями. С тем, чтобы в этих стесненных условиях повысить цену на недвижимость, прилагаются огромные усилия по индивидуализации домов. Их формы и цвета все более разнообразятся, что придает среде еще больше разрозненности. В городе, где каждое здание отличается от других и между ними нет никакой взаимосвязи, архитектура становится закрытой и интровертной. Начиная с 70-х годов в Токио распространяется типология дома-стены: полностью изолированной от окружения жилой постройки, освещающейся не через обычные окна, а через фонари на крыше. Складывавшаяся таким образом среда подстегивает рост отчуждения горожан друг от друга, способствует атомизации общества.

В этом году экспозиция японского павильона представляет новое поколение домов, демонстрирующих совершенно иной подход. Их условно называют «домами четвертого поколения». Среднестатистические заказчики таких домов-холостяки и бездетные пары 30-40 лет, зачастую работающие дома. Современные горожане страдают от одиночества, поэтому девиз «мой дом - моя крепость» не является для них аксиомой. Напротив, они стремятся возродить утерянную в XX в. интенсивность социальных контактов, поэтому новая архитектура стремится создать среду, которая способствовала бы общению соседей. Дома «четвертого поколения» разрушают границы приватного и общественного. Особое внимание при этом уделяется разрывам, пустотам и пограничным зонам-так называемому негативному пространству города. Этот подход ярко демонстрирует один из показанных на выставке проектов-дом Морияма Рю Нишиздавы. Другим принципом становится стремление завести общественную жизнь в интерьер. Часть площади домов отдается нежилым функциям. Это может быть рабочая зона, как в экспонируемом доме-мастерской Atelier Bow-Wow, где хозяева принимают клиентов и деловых партнеров, или, например, библиотека, как в доме Икушима тех же авторов, который стал читальней для соседской детворы. Новая архитектура обладает высокой степенью прозрачности и проницаемости, внутренние и наружные пространства сливаются, повседневная частная жизнь распространяется в пограничную среду. Через широкие окна внутренние помещения хорошо просматриваются с улицы. Таким образом, создается постоянная зрительная перекличка между приватной и публичной сферой.

Новая открытая городская форма становится популярной, многие заказчики выбирают именно ее. Рассматривая этот процесс глобально, можно различить контуры складывающейся новой системы, объединяющей разнообразные отдельные проекты и замыслы и постепенно меняющей токийскую жилую среду. Это явление интересно еще и тем, что показывает механизм «индуктивного» развития города - от самого мелкого модуля, индивидуального жилого дома. В отсутствие комплексного планирования город может меняться по крупицам - посредством совокупности локальных ответственных решений. Этому процессу способствует главная особенность Токио, отличающая его от традиционных городов европейского типа - короткий цикл обновления. В европейском городе здания замышляются как основательные объекты, которые должны существовать значительно дольше отдельной человеческой жизни. Среда, таким образом, существенно не меняется столетиями. Но в Токио постройки, определяющие сегодняшний городской ландшафт, могут не простоять и пары десятков лет. Пусть характер места и не меняется принципиально, все его элементы существуют почти как фантомы. Наряду с Парижем XIX века (город абсолютизма) и Нью- Йорком начала XX (город капитализма), Токио может предложить миру уникальную градостроительную модель - воплощение изменчивого мегаполиса, отвечающего ускоряющимся ритмам XXI века. Города, который благодаря своей гибкости и открытости переменам, может стать инкубатором новых архитектурных форм, площадкой для реализации самых смелых концепций.


Выставка состоит из двух смысловых блоков. Встречающая посетителей видеоинсталляция наглядно иллюстрирует процесс метаболизма - постоянной замены ячеек городской структуры Токио. Видеоряд с постепенно метаболизм ускоряющейся сменой кадров, снятых из космоса, представляет город как 40 аморфную массу песчинок, живущих самостоятельной жизнью. Основное же выставочное пространство посвящено новой тенденции в частной архитектуре, с которой связываются надежды по преображению японской столицы.

Эту новую архитектуру представляют дом Морияма Рю Нишидзавы и Дом-мастерская Atelier Bow-Wow. Чтобы открытость и проницаемость этих домов стали более осязаемы, в павильоне подробные макеты зданий немногим меньше натуральной величины (в масштабе примерно 1:1,5). Они слегка загромождают пространство павильона, который кажется слишком тесным для такой затеи. Возможно, это сделано намеренно - чтобы передать ощущение плотности, царящей в жилых районах Токио.

Куратор экспозиции - Ко Китаяма, профессор Национального университета Йокогамы, руководитель бюро architecture WORKSHOP. Фото AndreaSarti/CAST1466, предоставлены Japan Foundation

Компания Клипсо Юнион, официальный поставщик продукции Clipso в Украину и страны СНГ

Clipso.ua

Запущен обновленный сайт компании "Клипсо Юнион" по адресу clipso.ua. Добро пожаловать!

Вызов замерщика

Вызвать замерщика

Поиск

Экологичность

Согласно экологическим нормам Франции, продукция Clipso практически не содержит вредных веществ и соединений.