г. Киев
пр. Московский 8, офис 316

тел.: (044) 237-18-47
Главная Наши работы Вопрос - Ответ Контакты

Трансатлантическая теория периода технологического оптимизма: Бакминстер Фуллер и Рейнер Бэнем

В 1958 году, в своей деканской речи перед началом очередного семестра в Иллинойском технологическом институте, Мис ван дер Роэ выступил с тезисом, который, по всем общепринятым представлениям, должен был прозвучать крамольно в устах признанного лидера международного архитектурного авангарда: техническое усовершенствование условий и средств проектирования, свидетелем которого он был в своей жизни, не приводило, по его мнению, к качественному улучшению проектов, создаваемых в этих условиях и этими средствами. Простите, но разве не являются научный прогресс, развитие технологий и индустрии объективными историческими факторами, которые непрерывно улучшают нашу повседневную жизнь, порождая в своем движении в том числе и сам архитектурный авангард? Разве не начинался авангард с попыток выразить в архитектуре дух новой машинной эпохи? К середине 50-х, когда появляется странно равнодушная к строгим принципам функционализма капелла Нотр-Дам-дю-0 Ле Корбюзье, многих молодых и прогрессивно настроенных архитекторов по обе стороны Атлантики начинают беспокоить подозрения: либо в альянсе пионеров европейского модернизма с новыми технологиями всегда было что-то наигранное, либо с возрастом они, так сказать, «закостенели» и потеряли связь с живой и безлично-коллективной стихией технологической инновации, которая в свое время возвела их на архитектурный Олимп. Первым, кто осмелился публично озвучить эти критические соображения, написав на эту тему специальную книгу, был один из героев нынешнего выпуска ni- англо-американский архитектурный критик и теоретик Рейнер Бэнем [Reyner Banham, 1922-1988]. Книга его называлась «Теория и проектирование в первую машинную эпоху», и вышла она в 1960 году. Время с середины 50-х до первой трети 70-х годов в западных странах было в культурном смысле весьма насыщенным и интригующим: помимо грохота космополитического рок-н-ролла, революционных лозунгов, известий о полете Гагарина и высадке американцев на Луне, первых теплых волн политики «разрядки», легкого запаха марихуаны и тому подобного, в воздухе носилось предчуствие какого-то принципиально нового этапа в развитии искусства - возрождения или выхода на новый виток радикального культурного мессианизма, который был отличительной чертой первого, довоенного авангарда. Бэнем дружил с Алисон и Питером Смитсонами - активистами знаменитой Team X (раскольнической фракции внутри CIAM), тесно общался с художниками из «Независимой группы» (Independent group), которых сегодня принято считать изобретателями поп-арта, энергично поддерживал в своих текстах радикальные футуристические проекты группы Archigram. Для всего этого бунтарского творческого круга было характерно довольно скептическое отношение к историческим предшественникам. Однако нашелся среди представителей старшего поколения один человек, который большинством из них воспринимался с искренним пиететом, как своего рода светоч. Этим человеком был американский изобретатель, дизайнер, писатель и футурист Ричард Бакминстер Фуллер [Richard Buckminster Fuller, 1895-1983] - второй герой представленной ниже теоретической подборки. В частности, именно фуллеровское определение «характера» технологии как «безостановочной тенденции к постоянно ускоряющимся изменениям»! Бэнем использовал в заключительной главе своей книги 1960 года в качестве главной опоры для полемики с «отцами» the first machine age,

Современного движения. Такой выбор союзника, на первый взгляд, может показаться неожиданным - Фуллер был ровесником Корбюзье и Миса, но он не проектировал каких-либо значимых и заметных общественных зданий: международная известность пришла к нему где-то в середине 50-х в связи со строительством геодезических куполов, которые и по сей день используются для довольно специфических целей - как оболочки радарных станций, покрытия небольших арен, оранжереи, склады и выставочные павильоны. С другой стороны, секрет популярности Фуллера среди молодежи 60-х, очевидно, и должен был заключаться в том, что все его разработки-такие как «Даймэксион-дом» (1928), «Даймэксион-мобиль» (1933), геоделические купола - представляли собой не статичные локальные сооружения, а прототипы для серийного производства или, в терминологии самого Фуллера, «индустриальные орудия». Кроме того, его влиянию на новое поколение не мог не способствовать тот факт, что Фуллер был автором весьма последовательной, детальной и всеохватывающей философской системы - своего рода «Евангелия индустриализации», центральную роль в котором играли концепции «синергии» и «интегрального миропонимания». Правда, последовательность и универсальность этой системы объяснялись ее прочной связью с метафизикой и религией - что со временем, по мере углубления знакомства свободомыслящих европейцев с его идеями, не могло не вызывать у них некоторого замешательства. Если Корбюзье был, можно сказать, стихийным пифагорейцем (и в этом смысле недалеко ушел от возрожденческих неоплатоников круга ААарсилио Фичино), а Мис, хотя и читал на досуге произведения Фомы Аквинского, никогда особенно не выносил неотомистскую подоплеку своих взглядов на общественное обсуждение, то Фуллер был потомственным и пожизненным членом американской унитарианской церкви, к тому же внучатым племянником знаменитой американской трансценденталистки Маргарет Фуллер, и, как питомец американской культуры, не видел ничего зазорного в том, чтобы открыто опираться на свои религиозные убеждения в письменных текстах и устных выступлениях. Публикуемая ниже сокращенная версия его книги «Руководство по использованию Космического корабля Земля» показывает, что он без всяких сомнений и экивоков рассматривал Землю и Вселенную как тщательно продуманное и осмысленное во всех нюансах Произведение - то есть воспринимал мир в первую очередь как убежденный креационист. Отсюда, собственно, и вытекает его апология науки и техники: постепенно изучая скрытые закономерности мира, данного нам в чувственном опыте (точнее, существующего в качестве совокупности общечеловеческого опыта), и добиваясь все больших результатов при все меньших затратах материала и собственых сил, человек медленно, но неуклонно приближается в самом способе своего существования к Богу, творящему все из ничего. Таким образом, развитие технологий оказывается, по Фуллеру, ответом на вечный вопрос о смысле человеческого бытия. Едва ли Бэнем мог разделять это миссионерское мировоззрение вплоть до его твердого «метафизического ядра», однако очевидно, что как мыслитель он был полностью захвачен фуллеровским определением основного вектора развития технологий через категорию «эфемеризации» - последовательного сокращения средств при постоянном возрастании эффектов (определение это, кстати сказать, находит свой прообраз не только в упоминаемом Фуллером эпизоде с насыщением четырех тысяч, но и в целой серии других известных евангельских сюжетов - например, в притче о горчичном зерне). Увлечение мобильностью и технотронной эфемерностью американского жизненного уклада подтолкнуло Бэнема к тому, чтобы вскоре перебраться в Калифорнию и обосноваться в Лос-Анджелесе, которому он посвятил следующую свою книгу - «Лос-Анджелес: архитектура четырех экологий» (1971). Оба наших автора на рубеже 70-х предсказывали наступление радикальных позитивных перемен в образе жизни людей по всему миру, причем в кратчайшие исторические сроки,-уповая, в частности, на силы и технологии, высвобождающиеся в связи с сокращением военных расходов. Однако после нефтяного кризиса 1973 года, ставшего преамбулой к новому геополитическому разделению мира и целой серии войн, технологический оптимизм 60-х начал понемногу тускнеть. Характерно в этом смысле, что одна из последних книг Бэнема - «Сцены в американской пустыне» (1982) - посвящена пространствам, свободным не только от массивной и монументальной застройки, но и, по большей части, даже от «эфемерных» следов пребывания людей.

Ричард Бакминстер Фуллер (1895-1983)-американский архитектор, инженер, педагог. Автор 28 книг и нескольких изобретений, в том числе «геодезического купола» - пространственной сетчатой оболочки из прямых стержней. Разработчик таких понятий, как «синергетика», «эфемериза- ция», tensegrity (сохранение целостности системы посредством обеспечения баланса ее внутренних напряжений). Труды Фуллера оказали и оказывают влияние на творчество таких архитекторов и мыслителей, как сэр Норман Фостер, Рэйнер Бэнем, Николас Гримшоу, Петер Слотердайк, Майкл Хэйз и др.

Наш маленький Космический корабль Земля насчитывает всего восемь тысяч миль в диаметре - размеры почти ничтожные в сравнении с великой безбрежностью Космоса. Ближайшая к нам звезда Солнце - наш энергетический резервуар и корабль-носитель - находится от нас на расстоянии девяноста двух миллионов мильз, а следующая ближайшая звезда- в сто тысяч раз дальше. Потребуется приблизительно четыре года и четыре месяца для того, чтобы свет от следующего ближайшего корабля-энергоносителя- звезды достиг нас. Вот в такой космически разреженной ситуации мы с вами летим. Наш маленький Космический корабль Земля в данный момент движется со скоростью шестьдесят тысяч миль в час вокруг Солнца и в то же время вертится вокруг своей оси, что увеличивает нашу суммарную скорость на широте Вашингтона еще приблизительно на одну тысячу миль в час! Каждую минуту мы прокручиваемся на сотню миль и проносимся вдоль по орбите на тысячу миль. Вот такой крученый полет. Когда мы запускаем наши ракеты с космическими капсулами со скоростью пятнадцать тысяч миль в час, чтобы эти капсулы смогли вращаться на орбите вокруг мчащегося на всех парах Космического корабля Земля, то дополнительная скорость, которую мы придаем ракете, всего лишь на одну четверть больше, чем скорость нашего большого планетарного корабля.

Космический корабль Земля был настолько превосходно задуман и спроектирован, что, насколько мы знаем, люди успели прожить на нем уже два миллиона лет, даже не подозревая о том, что находятся на борту корабля. Наш космический корабль настолько безупречно спроектирован, что может поддерживать и регенерировать жизнь на борту, несмотря на явление энтропии, из-за которого все окружающие нас физические системы необратимо теряют энергию. Правда, для этого нам нужно получать регенерирующую жизнь биологическую энергию от другого космического корабля - Солнца.

Наше Солнце летит вместе с нами в широких пределах Галактики именно на таком расстоянии, чтобы давать нам достаточно радиации для поддержания жизни, но не приближаясь настолько, чтобы оно могло нас спалить. И вся схема Космического корабля Земля с его живыми пассажирами настолько тщательно продумана, что пояса ван Аллена^, о существовании которых мы до недавнего времени даже не догадывались, как оказалось, защищают нас от такого количества зловредной радиации Солнца и других звезд, что, если бы мы оказались без этой защиты, то она бы нас убила. Предусмотренные проектом нашего Космического корабля поставки энергии звездного излучения проходят глубокую санитарную обработку, так что мы с вами можем существовать в полной безопасности. Мы с вами можем выходить на улицу и принимать солнечные ванны, однако не можем получать через кожу достаточно энергии, чтобы ее хватало для поддержания жизни. Поэтому важная особенность Космического корабля Земля и его биологической системы жизнеобеспечения заключается в том, что растительность на суше и морские водоросли, использующие фотосинтез, способны накапливать энергию в нужных количествах для поддержания нашей жизни.

Радиационные пояса земли, открытые Джеймсом ван Алленом и советскими учеными (С.Н. Верновым и А. Е. Чудаковым) в 1957-1958 гг.

Но мы не можем употреблять в пищу любую растительность. Фактически, для нашего питания подходит только очень малая ее часть. Мы не можем есть ни кору деревьев, ни древесину, ни траву. А насекомые могут, и многие другие животные и существа тоже могут. Мы получаем энергию опосредованно - через молоко и мясо этих животных. Животные могут употреблять в пищу растения, а мы - только некоторые фрукты, нежные ростки и семена. Хотя мы учимся выращивать все больше подходящих для нас растений с помощью генетического скрещивания.

Тот факт, что мы наделены интуитивными и интеллектуальными способностями, позволившими нам открыть и изучать гены, РНК и ДНК, атомную энергию и химическую структуру вещества, а также другие фундаментальные принципы, которым подчинено управление проектом жизни, является частью потрясающего единого замысла Космического корабля Земля, охватывающего его снаряжение, пассажиров и внутренние системы обеспечения. Поэтому, с одной стороны, весьма парадоксально, но с другой, как мы увидим далее, вполне стратегически объяснимо то, что до настоящего момента мы абсолютно неверно использовали, варварски эксплуатировали и загрязняли эту потрясающую химическую систему энергетического взаимообмена, созданную для постоянной успешной регенерации всей жизни на борту нашего планетарного корабля.

Одно из интересных свойств нашего корабля, на мой взгляд, состоит в том, что он представляет собой механическое транспортное средство - такое же, к примеру, как автомобиль. Если у вас есть автомобиль, то вы знаете, что его нужно заправлять маслом и бензином, заливать воду в радиатор и заботиться о машине в целом. Вы начинаете понемногу овладевать общими принципами термодинамики. Вы знаете, что либо вы будете содержать автомобиль в порядке, либо он выйдет из строя и перестанет работать. Но мы никогда не рассматривали наш Космический корабль Земля как подчиненный единому замыслу аппарат, конструкцию которого нужно понимать и грамотно обслуживать, для того чтобы она долго и успешно служила.

Однако еще более удивительный факт, касающийся корабля Земля, состоит в том, что к нему не была приложена никакая инструкция. Это отсутствие у нас руководства для успешного управления нашим кораблем кажется мне невероятно значимым. Учитывая, сколько пристального внимания было уделено всем остальным деталям нашего аппарата, приходится сделать вывод, что инструкция не была приложена умышленно и с определенной целью. Отсутствие инструкции, в частности, заставило нас самостоятельно разобраться в том, что есть красные ягоды, которые нас убивают, и красные ягоды, которые нас питают. Нам также пришлось открыть для себя способы, как отличить одни красные ягоды от других, не пробуя их на вкус, чтобы не умереть в результате эксперимента.

То есть нам пришлось, ввиду отсутствия инструкции, использовать свой интеллект, нашу наиглавнейшую способность, чтобы изобрести лабораторно-экспериментальные методы и научиться правильно интерпретировать значение экспериментальных данных. Таким образом, именно потому, что у нас нет инструкции, мы учимся безопасно предвидеть перспективы все большего числа различных сценариев продолжения своей удовлетворительной по условиям жизни и своего роста - как физического, так и метафизического.

Совершенно очевидно, что все живое, по замыслу и рождению, бесконечно беспомощно в момент появления на свет. Человеческий детеныш остается беспомощным дольше, чем детеныши любых других видов. Вероятно, в этом состоит особенность проекта под названием «человек»: он обречен быть бесконечно беспомощным на протяжении длительной фазы развития, - но именно поэтому, когда он только начинает становиться на ноги, он вынужден открывать для себя как можно больше физических рычагов управления, присущих Вселенной, а также множество скрытых ресурсов вокруг себя, которые в дальнейшем помогают ему преумножить навыки по воспроизводству знаний и поддержанию жизни.

Я бы сказал, что, по исходному замыслу, в суммарное благополучие этого Космического корабля Земля был заложен серьезный запас прочности, который позволил человеку долгое время оставаться в глубоком невежестве, пока, наконец, он не обзавелся достаточным опытом, чтобы из него можно было постепенно вывести систему общих принципов, на которых основывается превосходство управляющего излишками энергии над средой обитания. Человек, намеренно оставленный без руководства по использованию Космического корабля Земля и управлению его сложными системами жизнеобеспечения, вынужден был через ретроспекцию обнаружить именно то, что является его наиболее важной и продуктивной способностью. Его интеллект должен был в какой-то момент открыть сам себя. Затем он должен был собрать воедино все факты, полученные опытным путем. Всесторонний анализ собранных фактов помог человеку осознать общие принципы, стоящие за всеми отдельными, поверхностными и текучими чувственными переживаниями. Целенаправленное применение этих обобщенных принципов для перераспределения ресурсов внешней среды в конечном ni26/27 итоге, по-видимому, должно Теория привести к всеобщему преуспеванию и готовности 239 человечества справляться с гораздо более масштабными задачами во Вселенной.

Чтобы понять работу этой всеобщей схемы на конкретном примере, можно представить себе, как давным-давно человек шел по лесу - как, быть может, не раз ходили и вы, а я-то уж точно, - пытаясь отыскать кратчайший путь в определенном направлении. Он натыкался на своем пути на поваленные деревья, преграждавшие ему путь. Пытаясь перелезть через бурелом, он неожиданно оказался стоящим на стволе дерева, которое слегка покачивалось у него под ногами. Выяснилось, что ствол, на котором он балансировал, опирался на другое могучее поваленное дерево, а противоположный конец ствола был придавлен третьим огромным деревом. Покачиваясь на пружинящем стволе, человек заметил, что третье дерево приподнимается. Ему показалось, что это невозможно. Он двинулся вперед и попытался приподнять руками это огромное дерево, но не смог даже пошевелить его. Тогда он вернулся назад, встал на прежнее место, и стал теперь уже намеренно раскачивать пружинящий ствол: естественно, то неподъемное дерево на противоположном конце снова приподнималось.

Я уверен, что первый человек, которому попалось такое дерево, решил, что оно волшебное, и, вероятно, даже приволок его к своему дому, водрузив его там как первый в мире тотем. Прошло, наверное, немало времени, прежде чем он понял, что на месте этого дерева могло бы быть любое другое прочное дерево, и, таким образом, вывел общий принцип рычага из всех своих многочисленных и разрозненных наблюдений подобного рода. Только научившись выводить из своего жизненного опыта фундаментальные принципы физической вселенной, человек начал использовать свой интеллект по- настоящему эффективно.

Как только человек усвоил, что любое дерево может служить рычагом, его интеллектуальные преимущества возросли. Человек, освободившийся от предрассудков «отдельных случаев», с помощью интеллекта в миллионы раз увеличил свой потенциал выживания. Последовательно развивая принцип рычага в шестернях, лебедках, транзисторах и т.д., он научился делать все больше все меньшими усилиями с помощью огромного множества физико-химических закономерностей. Вероятно, именно этому интеллектуальному совершенствованию человеческого выживания и преуспевания путем метафизического постижения общих принципов, которые можно целенаправленно применять, и старался научить Христос в туманно пересказанной истории о хлебах и рыбах! 6

Так человек постепенно создал вокруг себя организм, обладающий способностью к метаболической регенерации и включающий в себя весь Космический корабль Земля и все его ресурсы. Любой человек может физически использовать этот организм, в то время как орудия своего индивидуального организма человек может использовать только самостоятельно. На сегодняшний день на борту нашего космического корабля мы сделали практически доступным и задействовали в глобальном11 индустриальном процессе девяносто один из всех девяноста двух химических элементов. Семья химических элементов распределена по поверхности Земли неравномерно, а значит, все ее разнообразные регионы посто- ni26/27 янно участвуют в интеграции Теория уникальных физических 242 свойств каждого из этих эле- 243 ментов в единую мировую индустрию. При этом сегодня наш космический корабль находится в парадоксальной и нестабильной ситуации, когда русские сидят за одним штурвалом управления полетом, а американцы за другим; Франция контролирует двигатели по правому борту, китайцы - двигатели по левом борту, а ООН следит за действиями пассажиров. В результате суверенные государства все чаще становятся жертвами галлюцинации в форме неопознанных летающих объектов, шныряющих из ниоткуда в никуда или по кругу со все увеличивающейся скоростью, но никогда не прилетающих в какое-то определенной место.

В данном и в ряде других мест Фуллер использует свой собственный неологизм World-around, которым он заменяет общепринятый термин worldwide, подчеркивая, что мир - не плоский.

Внешние орудия всего человечества можно подразделить на две основные группы: ремесленные и индустриальные.

Я определяю ремесленные орудия как орудия, которые могли быть придуманы человеком, начинающим в одиночку- голым в пустыне - и использующим только свой собственный опыт и возможности. В этих разобщенных изолированных условиях человек умудрился изобрести копье, пращу, лук со стрелами и т.д. Под индустриальными орудиями я подразумеваю орудия, которые не смог бы создать один человек, например, лайнер «Куин Мэри». Придерживаясь этого определения, мы должны будем признать, что устное слово, для проявления которого требуется как минимум два человека, было первым индустриальным орудием. Это привело к прогрессирующей интеграции всего индивидуального опыта, передаваемого из поколения в поколение, и мыслей всего человечества во всякое время и во всяком месте. В Библии сказано: «Вначале было слово»; я говорю вам: «В начале индустриализации было устное слово». С письменного слова и записанных мыслей начинался компьютер, ибо компьютер записывает и извлекает информацию. Письменное слово, словарь или книга были первыми системами хранения и извлечения информации. Ремесленные орудия изначально использовались человеком для создания первых промышленных орудий. Сегодня человек пользуется руками наиболее содержательно и искусно только для нажимания на кнопки, управляющие дальнейшими действиями орудий, которые, в свою очередь, производят другие орудия, которые, в свою очередь, могут быть использованы как средства для создания других орудий. В ремесленной экономике мастера своего дела создают только конечный продукт- готовый к потреблению товар. В индустриальной экономике мастер создает орудия, и эти орудия создают конечный продукт или потребительский товар.

В ходе этого промышленного развития механические способности человека стремительно и синергетически развиваются до состояния невиданных, все более изощренных и портативных орудий, которые способны производить все больше, потребляя при этом все меньше ресурсов на каждую единицу конечного продукта, каждую новую функцию или новое повышение эксплуатационных качеств.

Изучая индустриализацию, мы видим, что массовое производство было бы невозможным без появления массового потребления. Это следствие социальной эволюции с ее великими войнами трудящихся за повышение оплаты труда, справедливое распределение благ и предотвращение сокращения наемной силы. Движение профсоюзов привело к появлению массового потребления, а значит - массового производства, а значит - к снижению цен на продукты и услуги, качество которых неуклонно росло, и все это вместе вывело человечество на совершенно новый, более высокий уровень жизни.

Сегодня мир профсоюзов и все его наемные работники, включая школьных учителей и профессоров колледжей,- если не сознательно, то, по крайней мере, подсознательно - опасаются, что автоматизация оставит их без работы.

Они боятся, что не смогут больше «зарабатывать свою жизнь» (англ. earn a living), что является сокращенной формой выражения «зарабатывать себе право на жизнь». Эта распространенная формула подразумевает, что в нашей экономической системе естественной является преждевременная смерть, а иметь возможность зарабатывать на жизнь - это нечто противоестественное. Парадокс в том, что только противоестественное и исключительное наделяется правом на процветание. Совсем недавно это выражение означало, что преуспевание- это настолько необычное явление, что только осененные божественной санкцией короли и дворяне обладают правом на в полной мере регулярное питание.

Тем, кто готов потратить время и силы на преодоление своих предрассудков, нам несложно будет наглядно продемонстрировать, что автоматизация способна гораздо быстрее и эффективнее преумножить связанную с физической энергией часть нашего планетарного богатства, чем мускульно-ручное, управляемое индивидуальным мозгом и рефлексами производство. С другой стороны, только сам человек может прогнозировать, интегрировать, выдвигать и ставить новые задачи машинам по производству благ с их постоянно повышающимся уровнем автоматизации. Чтобы получить возможность воспользоваться неслыханными по объему богатствами, ждущими своего часа для разумного применения человеком, и чтобы разблокировать задержку внедрения автоматизации организованными массами трудящихся, мы должны дать каждому безработному пожизненную стипендию на исследования, творческие разработки или просто на возможность мыслить. Человек должен иметь возможность и смелость думать о том, о чем он хочет, и поступать соответствующим образом, не боясь потерять свою лицензию на жизнь. Поддержка в виде стипендии на умственную деятельность позволит людям значительно расширить и интенсифицировать научные исследования и разработку экспериментальных прототипов. На каждые 100 тыс. человек, занятых исследованиями и разработками или просто мыслящих, один, вполне вероятно, совершит такой прорыв, который полностью окупит расходы на оставшиеся 99999 стипендий. Таким образом, люди больше не будут тормозить производство, пытаясь выполнять работу, которая гораздо лучше дается машинам. И наоборот, полностью автоматизированное, управляемое неодушевленной энергией производство приведет к высвобождению уникальных способностей человека-метафизических. Сточки зрения исторических сроков, эти шаги будут предприняты уже в следующем десятилетии. В этом нет сомнений. Хотя не обойдется без социальных потрясений, а также извлекаемых из них жизненных уроков и открытий относительно подлинной природы наших безграничных богатств.

С помощью универсальной стипендии на исследования и разработки мы начнем выводить людей из их теперешнего состояния мускульно-рефлекторных машин. Мы дадим каждому человеку шанс развивать свои самые сильные стороны - умственные способности и интуицию. Получив стипендию на исследования и разработки, многие из тех, кто в молодые годы испытывал только разочарования, почувствуют себя как на рыбалке. Рыбалка дает прекрасную возможность ясно мыслить: пересмотреть свою жизнь, вспомнить свои прежние разочарования, забытые стремления и увлечения. А именно этого мы и добиваемся - чтобы люди мыслили ясно.

В скором времени мы начнем производить богатства такими темпами, что сможем творить по-настоящему великие дела. Попробуйте представить себе, какой уровень развития можно реально привнести в нашу жизнь без ущерба для ландшафта, памятников и древних следов человечества, не разрушая целостного духа романтики, полета воображения и гармоничного творчества. Все грандиозные офисные здания будут освобождены от наемных работников, а автоматизированная офисная система обработки информации будет сосредоточена в нескольких подвалах. Это позволит использовать механизированные по последнему слову техники офисные небоскребы под жилье.

Если мы будем подходить к решению наших проблем на универсальном уровне, сточки зрения общей теории систем, и отбрасывать все ненужное, как мы срезаем непригодные в пищу лепестки артишока, то с каждым новым шагом перед нами будет открываться набор еще более существенных факторов, с которыми нам необходимо будет иметь дело. Так мы постепенно обнаружим меня и вас в самом центре настоящего момента. Однако, по законам эволюции, прежде чем перейти на следующий уровень, мы должны осмыслить предыдущий. Только что мы обновили определение Вселенной в соответствии с самими новыми и обоснованными научными открытиями, такими как теории Эйнштейна и Планка. До этого в своих размышлениях мы пришли к выводу, что функция человека во Вселенной связана с его превосходными способностями в области метафизики и что эта гипотеза экспериментально подтверждается внутри наших локально обозримых фаз и временных зон Вселенной. Мы также выяснили, что задача человечества - осмысливать и упорядочивать разрозненные факты коллективного опыта и извлекать из них знание об априорном существовании комплекса общих, абстрактных принципов, которые, по-видимому, управляют всеми проявлениями физической эволюции во Вселенной.

Мы узнали, что только и исключительно с помощью своего разума человек может творчески использовать эти обобщенные принципы и дальше для консервирования локально доступной физической энергии из единственного неисчерпаемого источника, который как таковой имеет универсальный характер. Только так человек сможет упорядочить с пользой для себя различные локальные беспорядочные процессы, происходящие в энтропийной физической Вселенной. Человек может- теоретически и практически-осмыслять, предвидеть, пускать по другому пути и с известной точностью генерировать события в окружающей среде, организованные по эволюционной схеме, в таком масштабе и с такой частотой, чтобы они наилучшим образом синхронизировались с режимом его жизни, преуспевания и метафизической метаболической регенерацией, при этом постоянно расширяя пространственную и временную свободу человечества от прежних невежественных и рутинных способов выживания.

Теперь мы срезали лишние лепестки, то есть осознали не только то, что физическая энергия хранится, но и то, что она непрерывно накапливается в виде ископаемого топлива на депозитном счету нашего Космического корабля Земля - с помощью фотосинтеза и постепенного, комплексного окаменевания почвенного слоя, опускающегося все глубже в кору Земли под действием морозов, ветров, наводнений, извержений вулканов и землетрясений. Кроме того, мы открыли, что можем обеспечить процветание всего человечества, погрузив мир в вихрь научно-индустриальной эволюции при условии, что у нас хватит ума не выкачивать за мгновенья астрономической истории энергию, методично копившуюся миллиардами лет на борту нашего корабля. Эти энергетические сбережения были положены на наш банковский счет в качестве гарантии регенерации жизни только на период запуска стартера.

Залежи ископаемого топлива на нашем Космическом корабле Земля можно сравнить с автомобильным аккумулятором, в котором должна сохраняться энергия, достаточная для запуска основного двигателя. Соответственно, наш «основной двигатель» - процесс регенерации жизни - должен действовать исключительно на огромных ежедневных поступлениях энергии ветра, приливов, воды и прямого солнечного излучения. Ископаемое топливо на борту нашего корабля было накоплено с единственной целью - обеспечить построение нового оборудования, которое сможет снабжать человечество жизненно важной физической энергией на следующем, более высоком уровне развития и питать метафизические способности именно энергией Солнца, гравитационного притяжения Луны, энергиями приливов и отливов, ветра и дождя, которые являются пульсирующими, а значит, поддающимися утилизации. Ежедневных поступлений такой энергии более чем достаточно для работы наших основных индустриальных двигателей и всей машины автоматизированного производства. Энергия, расходуемая за одну минуту тропическим ураганом, равняется суммарной энергии всего атомного оружия США и СССР. Только разобравшись в этой схеме, мы сможем продолжать и дальше исследовать Вселенную, наслаждаясь ее просторами и постепенно подчиняя себе все больше альтернативных источников. Мы не должны позволять себе тратить ископаемое топливо быстрее, чем «заряжается аккумулятор»,-то есть со скоростью, превышающей скорость отложения ископаемого топлива внутри земной коры.

Мы открыли для себя, что вполне реально для всех разумных пассажиров Космического корабля Земля наслаждаться жизнью на его борту и пользоваться всеми его богатствами без навязчивого вмешательства одних индивидов в дела других и без процветания отдельных индивидов за счет других, - при условии, что у нас хватит ума не спалить свой корабль и его производственное оборудование, питая наши первоочередные операции исключительно энергией ядерных реакторов. Так недальновидно и расточительно использовать ископаемое топливо и атомную энергию - это все равно, что разъезжать на автомобиле, пользуясь только стартером и аккумулятором. А когда аккумулятор сядет, заряжать его, запуская цепную реакцию деления ядер атомов, из которых состоит наш автомобиль.

Все это приводит нас к пониманию огромной задачи по самообразованию, которую мы обязаны успешно решить уже сейчас-и поторопиться, чтобы мощным интеллектуальным усилием вывести человечество из стремительного провала в самозабвение на безопасную высоту физического и метафизического преуспевания, а после этого направить наш Космический корабль Земля на поиски богатств во Вселенной. Если человечество осознает необходимость всего этого и действенно отреагирует, оно откроет новую главу в истории восприятия, мышления и продиктованных ими стремлений.

Мы узнали самое главное: с этого момента успех будет обеспечен либо всем, либо никому, ибо физической наукой экспериментально подтверждено, что «единство-множественно, и требует, по меньшей мере, пары» - такой, например, как дополняющие друг друга, однако не зеркально симметричные протон и нейтрон. Вы и я по природе своей разные, но мы взаимно дополняем друг друга. В сумме мы в среднем равняемся нулю-то есть бесконечности. Теперь, достигнув такой орбитально-космической степени абстрагирования, мы попробуем воспользоваться тормозной ракетой, чтобы возвратиться в атмосферу нашего

Космического корабля Земля и снова окунуться в наше «всеодурманенное» настоящее.

Возвращаясь в наше настоящее, мы понимаем, что создание (с целью обеспечения процветания для каждого отдельного члена мирового сообщества) новой системы экономического учета на всех континентах при поддержке компьютера с его огромным объемом памяти и быстродействием стоит на первом месте в ряду наиболее насущных задач, которые нам необходимо решить, чтобы нашему Космическому кораблю Земля, управляемому человеком, сопутствовала удача. Теперь мы можем, и должны, поднять планку выше и проявить инициативу в подготовке глобальной революции промышленного переоснащения. Мы должны взять на себя ответственность за увеличение КПД каждого фунта мировых ресурсов, пока они не начнут обеспечивать высокий уровень жизни всему населению. Мы больше не можем ждать и гадать, какая из одинаково тенденциозных политических систем одержит победу в мире.

Возможно, вы не чувствуете особой уверенности в том, что вам удастся обеспечить себе право на жизнь в условиях такого глобального равноправия и отсутствия начальства. Но уверяю вас, что чем скорее вы почувствуете эту уверенность, тем больше у нас шансов вырвать человечество из смертельного провала в самозабвение. Помните, что в то время как политический и экономический кризис необратимо углубляется, мы нашли способ заставить этот мир действовать. Работа по реализации этого плана должна начаться и набрать обороты до того, как теперешнее падение пройдет точку невозврата. Обрести необходимую уверенность вам может помочь пример ваших товарищей, в частности профсоюзных лидеров, которые уже осознали необходимость поднимать уровень образования членов своих организаций, в частности, указывая им на ошибочность сопротивления автоматизации. Я посетил более трехсот университетов и колледжей мира в качестве приглашенного или штатного профессора и обнаружил, что все большее число студентов прекрасно понимает все, что мы здесь обсуждали. Они все более отчетливо понимают, что прекращение войн может быть достигнуто только путем проектно-изобретательской 246 революции. Когда общество 247 уразумеет, что богатство принадлежит всем и каждому так же, как солнце и воздух, никто не будет воспринимать как милостыню возможность поднять свой жизненный стандарт, приняв ежегодную стипендию на исследования и разработки.

За всю мою жизнь с ранней юности у меня в общей сложности было пятьдесят четыре автомобиля. Но больше их у меня не будет. Нет, я не перестал пользоваться автомобилем. Я стал оставлять их в аэропортах и никогда или почти никогда не возвращаюсь за ними. Мой теперешний образ жизни допускает только аренду машин в аэропортах по мере необходимости. 12

Демографический взрыв - это миф.

По мере индустриализации уровень рождаемости снижается. Если мы доживем до 1985 года, то весь мир будет индустриализован, и, как это происходит сегодня в Соединенных Штатах, во всей Европе, в России и Японии, рождаемость будет падать, и численность населения будет поддерживаться на постоянном уровне исключительно за счет увеличения продолжительности жизни.

К тому времени, когда человечество наконец осознает свое неограниченное богатство, все население планеты все еще можно будет разместить в помещениях на территории Большого Нью-Йорка, причем каждому достанется больше места, чем на среднестатистическом фуршете.

Мы будем непрерывно курсировать между местами концентрации светской жизни в культурных столицах и широкими просторами нашего Космического корабля Земля, которых более чем достаточно для рассредоточенного времяпрепровождения. Люди будут стремиться объединяться для метафизического общения и разделяться для накопления физического опыта.

Каждый из четырех миллиардов людей вместе со всеми остальными является равноправным владельцем ресурсов Космического корабля Земля, объем которых на сегодняшний день составляет двести миллиардов тонн.

Следует также помнить, что наша привычка мыслить прямыми, точками и совсем чуть-чуть площадями не отменяет того факта, что мы живем во «всенаправленном» пространстве-времени и что четырехмерный континуум обеспечивает широчайшую личную свободу для любых капризов.

Теперь самое время задать мне вопрос, как мы будем выходить из катастрофически углубляющегося опасного тупика, в который заводят нас враждующие между собой политики и идеологии. Я отвечу, что в этом нам поможет компьютер. Доверие человека к компьютеру растет: достаточно взглянуть на беззаботные лица пассажиров самолета, заходящего на посадку при нулевой видимости в условиях ночи и тумана. И если ни один политик или политическая система никогда не позволит себе с пониманием и энтузиазмом уступить своим противникам и антагонистам, то все политики с готовностью доверятся компьютерной системе безопасного управления полетом, чтобы обеспечить человечеству мягкую посадку.

Вообще, существуют две причины, по которым архитекторов «бросает то в жар, то в холод» (если воспользоваться сравнением из области проблем кондиционирования). Первая причина заключается в том, что механические коммуникации слишком недавнее изобретение для того, чтобы стать темой какой- нибудь профессиональной пословицы: от великих лозунгов - вроде Form Follows Function3; accusez la structure^; Прочность, Польза, Красота; Truth to Materials;

Wenig 1stMehrb - мало пользы, когда нужно решать проблемы, связанные с засильем механики. Ближайший по смыслу афоризм, с откровенно негативным оттенком, принадлежит Ле Корбюзье:

Pour L edoux, с etait facile - pas de tubes!. и похоже, что это высказывание уже готово стать расхожей поговоркой, выражающей радикальную ностальгию по золотым временам до появления трубопровода.

Вторая причина в том, что засилье механики - это свершившийся факт, и архитекторы, в особенности американские, постепенно осознают, что оно несет в себе культурную угрозу для их положения в мире. И американские архитекторы,

Предоставленные самим себе, американцы не занимаются монументализмом и не делают архитектуру. Начав с коттеджа в стиле «кейп-код», пройдя через «воздушный» деревянный каркас [balloon frame] и совершенствование алюминиевого профилированного сайдинга с отпечатанной текстурой дерева, они научились строить один кирпичный дымоход, к которому пристраивается несколько эфемерных хижин. Когда Грофф Конклин [Groff Conklin]9 писал в книге «Кондицированный дом», что «Дом-нечто иное, как пустая оболочка... оболочкой и ничем иным на самом деле является дом и любое другое строение, где живут или работают люди. А большинство оболочек в природе-удивительно неэффективная защита от холода или жары...», он выражал чисто американский взгляд на вещи, подкрепляемый проверенной временем народной традицией.

И поскольку эта традиция, в полном согласии с позицией Конклина, привыкла к тому, что американская пустая оболочка- весьма неэффективный тепловой барьер, американцы всегда были готовы накачать в свои дома больше тепла, больше света и больше электроэнергии, чем другие народы. Монументальное пространство Америки, как я полагаю, это Великий Экстерьер - крыльцо, терраса, изрезанные рельсами прерии Уолта Уитмена, бесконечная дорога Керуака, а теперь еще и Великая Заоблачная Даль [the Great Up There]ю. Даже внутри дома американцы быстро научились обходиться без перегородок, которые были нужны европейцам для сохранения «ар- хитектурности» пространства и удержания его в определенных рамках. И задолго до того, как Райту начали мешать стены, разделявшие пространство «приличного» дома на гостиную, игровую, карточную, оружейную и т.д., простые американцы последовательно склонялись к образу жизни, для которого лучше всего подходила неформальная планировка интерьеров, превратившихся со временем в цельные и неделимые пространства.

Теперь эти крупные, цельные и неделимые объемы, упакованные в тонкие оболочки, нужно было осветить и обогреть - и совсем не так, а гораздо щедрее, чем ячеистые интерьеры, свойственные европейской традиции, вокруг которой ранее кристаллизовалась архитектурная концепция жилища. С самых первых шагов - от печки Франклина и керосиновой лампы - американский интерьер должен был быть оснащен по последнему слову, ибо он претендовал на первенство в сохранении и преумножении ценностей цивилизации, - по этой причине, в частности, именно США стали пионерами в оснащении зданий лифтами и эскалаторами. Таким образом, если где-то и можно почувствовать, что коммуникации представляют угрозу для архитектуры, то именно в Америке.

«Водопроводчик - это квартирмейстер американской культуры», - писал Адольф Лоос, автор всех европейских банальностей на тему превосходства американской сантехники. И он знал, о чем говорит. Во время краткого визита в Штаты в девяностые годы он убедился в том, что наиболее выдающееся достижение американского образа жизни заключалось в его неформальности (нет нужды надевать цилиндр, отправляясь на встречу с представителем местной власти) и чистоте, которую не мог не оценить венец с богатым набором фрейдистских компульсивных привычек. Эта одержимость чистотой (которая легко переходит за грань абсурда в пропахшей лизолом клинекс-культуре Америки) была еще одним из ряда психологических стимулов, толкнувших страну в объятия систем механической оснастки жилища. Ранние доводы в пользу вентиляции и кондиционирования воздуха основывались вовсе не только на необходимости обеспечить достаточно воздуха для дыхания, Конрад Мейер [Konrad Meier] в своих «Размышлениях об отоплении и вентиляции», 1904, писал с брезгливостью: «Чрезмерная влажность, нездоровые миазмы из дыхательных путей, от нечищеных зубов, пота, неопрятной одежды, присутствие микробов вследствие разных причин, спертый воздух от пыльных ковров и занавесок... [все это] вызывает большие неудобства и наносит вред здоровью». (Помойте руки и приступайте к чтению следующего абзаца.)

Похоже, что носы большинства пионеров кондиционирования воздуха были болезненно чувствительны: как лучшие друзья Америки, эти люди набирались решимости и заявляли публично о ее национальном амбре, а потом коммивояжеры с упорством маньяков несли эту весть людям и быстро прописывали какую- нибудь патентованную панацею (разумеется, каждый свою), способную изгнать из несчастной страны весь ее дух к чертовой матери. Мне всегда казалось, что откуда-то из этой области - из роящихся мечтаний о чистоте, о легких оболочках и механических коммуникациях, из безразличия к формализму и ценностям монументальной архитектуры, из страсти к открытым пространствам - постепенно рождается на свет некая неуловимая основополагающая концепция, на которую никак не удается навести резкость. Наконец, в июле 1964 года эта концепция приобрела для меня ясность и четкость - при обстоятельствах, в высшей степени символичных и симптоматичных.

Я стоял по грудь в воде и снимал домашнее кино (это пристрастие - использовать дорогостоящую аппаратуру во враждебной среде - я перенял у НАСА) на пляже университетского

городка в Южном Иллинойсе. На этом пляже очень Теория по-американски уживаются 250 открытый природный ланд- 251 шафт и чистота - с точки зрения ландшафтной составляющей это самый обычный дикий пляж в традициях Гекльберри Финна, который, однако, тщательно охраняется молодыми спасателями в имсовских креслах, водруженных на столбы над водной гладью, и, к тому же, с хлорированной водой.

С того места, где я стоял, мне были видны не только отдыхающие на стерилизованном песке тщательно спланированных зон для проведения семейных пикников, но и проглядывающий сквозь листву и возвышающийся над деревьями корзиноподобный экспериментальный купол Бакминстера Фуллера. И вот тут меня осенило: если бы грязную старушку Природу можно было до определенной степени контролировать (оставив секс, но исключив стрептококки) какими-то новыми средствами, Соединенные Штаты могли бы спокойно отказаться от архитектуры и строительства вообще.

Баки Фуллер, безусловно, далеко продвинулся в этом направлении: его знаменитый и совсем не риторический вопрос - «Мадам, вы знаете, сколько весит ваш дом?» - артикулирует все ту же радикальную подозрительность по отношению к монументальности. Эту подозрительность, хотя и не в столь артикулированной форме, разделяют бессчетные тысячи американцев, уже сбросившие мертвый груз архитектуры стационарного жилища и предпочитающие жить в трейлерах. Пусть порой эти трейлеры всю жизнь покоятся на одном месте, они, тем не менее, выглядят в глазах своих владельцев лучшим убежищем, чем врытые в землю постройки, стоящие как минимум в три раза дороже и весящие в десять раз больше. Если бы кто-нибудь изобрел такое эффективное компактное устройство, которое освободило бы трейлер от тянущихся к нему проводов городского электроснабжения, небезопасно установленных газовых баллонов и убогих сантехнических устройств, не подключенных к магистральному канализационному коллектору,-тогда бы мы действительно увидели какие-то изменения. Но, возможно, это случится уже в ближайшем будущем: сокращение ассигнований на оборону может дать толчок к развитию побочных продуктов авиакосмической промышленности в новых направлениях, и тогда накопленных знаний по миниатюризации будет вполне достаточно для создания полностью автономного и самовосстанавливаемого «модуля обеспечения жизненного стандарта», который можно было бы прицепить к автомобилю или закрепить на трейлере. Такой модуль мог бы стать чем-то вроде «сменной насадки», которую можно брать и оставлять в специализированных депо, разбросанных по всей территории страны. Компания Avis может стать первой в бизнесе по прокату таких модулей-прицепов, даже если ей придется навечно смириться с почетным вторым местом на рынке аренды легковых автомобилей!


Все это может привести к революционным изменениям в представлениях о доме, рядом с которыми современная архитектура покажется детской игрой в конструктор, потому что тогда вы, в конечном итоге, сможете отказаться и от самого трейлера. «Модуль обеспечения жизненного стандарта» (a standard-of- Hvingpackage - и этот термин, и самое понятие придуманы Баки Фуллером), если он будет действительно хорошо работать, сможет, как и многие другие продвинутые изобретения, вернуть Человека к естественной жизни, не покушаясь на его веками вырабатывавшуюся утонченную культуру (примерно как замена телеграфа и азбуки Морзе телефоном Белла повсеместно вернула человеку дар речи). Человек начинал с двух основных способов регулирования окружающей среды. Во-первых, он спасался от проблем, прячась в укрытие под скалой, деревом, навесом или крышей (и это, в конце концов, привело к появлению архитектуры в том виде, в каком мы ее знаем). Во-вторых, он преодолевал проблемы путем активного вмешательства в местные метеорологические условия - обычно посредством разжигания костра, постепенное усовершенствование которого можно считать движением в сторону обсуждаемой здесь ситуации. В отличие от жилого пространства, которое наши предки отвоевывали под скалой или крышей, пространство вокруг костра имеет множество уникальных свойств, которыми при всем желании не может обладать архитектура, и прежде всего это его свобода и вариативность.

Направление и сила ветра будут определять основную конфигурацию и размеры этого пространства, растягивая область приемлемой температуры воздуха в форме эллипса. Однако мощность освещения не будет зависеть от ветра, и область удовлетворительной освещенности будет иметь форму круга, частично совпадающего с эллипсом тепла. Таким образом, появится выбор из нескольких вариантов конфигурации среды на основании соотношения освещенности и тепла, в зависимости от нужд и задач.

Если вам необходимо заняться тонкой работой, например, выпотрошить и высушить голову врага, то вы усаживаетесь в одном месте, но если вы собираетесь спать, вы сворачиваетесь калачиком где-то еще; одно место подходит для игры в бабки, другое-для собрания оргкомитета по проведению обряда инициации... и все было бы просто замечательно, если бы костры не были так убийственно неэффективны, ненадежны, дымны и т. п.

<

И все это сплошной рай до тех пор, пока не начнется дождь. Но даже в случае дождя вы не промокнете - потребуется совсем немного давления воздуха, чтобы поставить надувной прозрачный купол из майлара!. Устойчивую воздушную струю (с подогревом или без) вам поможет создать воздушный насос кондиционера, а сам купол, сложенный в парашютный ранец, может быть постоянной частью вашего походного набора. Изнутри тридцатифутовой полусферы теплого и сухого Lebensraumis вы можете, как из театрального партера, наблюдать живописное зрелище гнущихся на ветру деревьев, кружащих по поляне снежных вихрей, переваливающего через холм лесного пожара или Констанцию Чаттерлей, резво бегущую под проливным дождем навстречу сами знаете кому.

Но... разумеется, это будет не совсем то, что мы понимаем под «домашним очагом», ведь нельзя же содержать семью в полиэтиленовом пакете? Такое жилище никогда не заменит освященный веками трехэтажный дом-ранчо, гордо стоящий посреди рощи из пяти отвоеванных у прерии кустов, фланкированный с одной стороны трехэтажным домом-ранчо в окружении шести кустов, а с другой - трехэтажным домом-ранчо с четырьмя карапузами и частной песочницей. Если неисчислимое количество американцев, успешно взращивающих симпатичных детей в трейлерах, позволят мне на мгновение от них отвлечься, то у меня есть несколько предложений для еще более бессчетного числа американцев, столь нежных и уязвимых, что им приходится прятаться внутри псевдомонументов из «пермастоуна» под быстровозводимыми кровлями. Разумеется, нельзя не признать убедительность бытовых преимуществ твердого пола с теплым ковром под ногами перед сырой землей с сосновыми иголками и ядовитым плющом. Американские пионеры домостроения признавали это и обычно ставили свои кирпичные печи на широкие кирпичные платформы. Прозрачный надувной купол можно возвести на такой платформе с тем же успехом, что и стандартный деревянный каркас, однако «модуль обеспечения жизненного стандарта» будет скорее деловито парить над ней на манер переносного мангала для пикников. Однако надувной купол совсем не подходит для детей и рассеянных взрослых - любителей вбегать в дом и выбегать из дому, когда им заблагорассудится. Если сделать ошибку на первом шаге, то попытка выбраться из надувного купола может оказаться куда более сложной задачей, чем процесс выползания из-под поваленной ветром и насквозь промокшей палатки.

Компания Клипсо Юнион, официальный поставщик продукции Clipso в Украину и страны СНГ

Clipso.ua

Запущен обновленный сайт компании "Клипсо Юнион" по адресу clipso.ua. Добро пожаловать!

Вызов замерщика

Вызвать замерщика

Поиск

Экологичность

Согласно экологическим нормам Франции, продукция Clipso практически не содержит вредных веществ и соединений.